Сентябрь 22nd, 2008 | 12:00 дп

Смутный послевоенный расклад

  • Александр КАРАВАЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Геополитическая атмосфера на Кавказе и в СНГ будет претерпевать штормовые явления. С большой вероятностью можно прогнозировать ужесточение отношений. Но необходимы понятные правила игры по всем линиям взаимодействия, правила, которым Россия будет следовать и предлагать присоединиться к ним другим. Таковых пока нет. Единственное, что было озвучено Медведевым уже после войны, – это «пять принципов», на которых базируется внешняя политика России.

Соседям и друзьям России предлагается определиться, нужна ли им сильная Россия и в каком качестве. Однако, если соседи считают себя друзьями, им нужно что-то сделать для этой дружбы. А именно не строить хотя бы отношения с другими «друзьями» (имеются в виду США) в ущерб интересам РФ, а как максимум – Москва не прочь почувствовать себя более привилегированным партнером.
Теперь постулируется, что дружбу с Россией еще нужно «завоевывать». Цена хороших отношений с Россией выросла. Но Россия, возникшая в облике силы, ставит вопросы ребром и создает сложную дилемму, которую не так легко решить даже таким опытным бойцам, как, к примеру, президент Нурсултан Назарбаев.
 
Кавказские позиции
 
Что остается в этой ситуации Азербайджану и его президенту Ильхаму Алиеву? Совсем не риторический вопрос. Во-первых, не стоит раздувать известные в Азербайджане панические негативные настроения относительно намерений России, проявившиеся в местной прессе. Ведь предельно четко ясно – российская армия в Грузии защитила своих солдат и своих граждан. Второе, правительство Ильхама Алиева никогда не позволяло себе игру с Москвой, подобную той, что устраивал Саакашвили. Ильхам Алиев не имеет с Москвой того напряжения, что имеется у Кремля с президентом Ющенко, проводящим откровенно националистическую политику по отношению даже не к русской диаспоре, а к части своего собственного украинского населения, коими являются русскоязычные и русско-ориентированные граждане Украины. Поэтому какие-то сравнения и аналогии подобного кризиса, которые порой пытаются найти в российско-азербайджанских отношениях, от лукавого.
Ситуация для Азербайджана вполне прозрачна, и действия Ильхама Алиева вполне определены: не входить в эту игру на чьей-то стороне. Риск не стоит свеч. Грузинские конфликты – не азербайджанские. Наиболее мудрая позиция – оставаться добрым соседом: гуманитарно помогать Грузии и солидаризироваться с тезисами плана Медведева–Саркози. Это важно просто по политическим расчетам миротворческой стратегии. Такая миротворческая позиция закономерна по факту как способ обеспечения для Баку будущих добрососедских отношений с Грузией и Россией.
Если же говорить по существу дела, по весу прагматических задач, то для Азербайджана их всего две: обеспечение гарантии транзита сырья и грузов и обеспечение гарантии невозникновения негативного сценария со стороны Армении.
Вряд ли Ереван рискнет признать НКР. Во всяком случае, даже такая партия, как «Дашнакцутюн», входящая в состав правящей коалиции Армении, понимает трудность ситуации и сделала специальное заявление, в котором утверждает, что в этой ситуации Армении не следует проявлять торопливость, так же как и ранее в случае с Косово, не идти на признание независимости Карабаха.
Что касается транзита, то, за вычетом форс-мажорного торможения в период военных действий на территории Грузии, Москва уже выдала определенные гарантии того, что не станет блокировать развитие и функционирование азербайджанских транспортных проектов на Южном Кавказе и в Турции.
Про Турцию разговор особый, это активный субъект кавказской политики. События августа неожиданно предоставили Анкаре шанс сначала компенсировать отсутствие посредника в конфликте, а затем предложить большее – поиграть в подобие регионального политического альянса – «Платформа безопасности и стабильности на Кавказе». Идея не нова, но, как говорится, всегда «к столу», тем более что опять же виден дефицит концептуальных поводов для общекавказского диалога. Сама попытка для Турции имеет очевидный плюс – реальная демонстрация возможностей дипломатии. Удачная миссия арбитра заканчивается началом новой – миссии регулятора политических процессов.
 
Турецко-российский проект стабильности
 
Конечно, Турция уже давно не обладает влиянием империи и не сможет в одиночку продуцировать новые реалии на Кавказе. Однако в партнерстве с Россией на Кавказе могут обнаружиться очень перспективные конструкции безопасности.
На самом деле в этом нет ничего необычного, учитывая, что отношения России и Турции на протяжении современности в принципе не переживали кризисов по типу того, какие происходят у России с ближайшими партнерами. Известно, что Турция в некотором смысле устала от сложившегося положения младшего брата, которого лишь ставят в известность, а то и перед фактом вмешательства «большого дяди» в дела турецких соседей, будь то Сирия, Ирак или Иран.
Турция решила поиграть сама, и Россия ей в этом партнер. Для России это открывает дополнительные возможности, но и сулит обострение конкуренции. К примеру, известно, что российско-грузинский конфликт поставил Ереван в трудное положение не только потому, что через грузинскую территорию в Армению поступает газ. Испортить отношения с Грузией, которая является важным экономическим партнером, где проживает значительное армянское меньшинство, чревато осложнением и без того тяжелых проблем Армении. В то же время неожиданно появляется шанс на начало процесса потепления отношений с Турцией. Причем скорость этого потепления также может быть достаточно высока. После визита в Армению президента Турции Абдуллы Гюля было объявлено, что достигнута договоренность с начала 2009 года начать прямые поставки электроэнергии из Армении в Турцию. Не бог весть что, но тут важен сам акт сделки, создание первого реального моста связей.
Как на это реагирует Азербайджан? Спокойно. Потому как этот шаг открывает возможность для новой конфигурации и возможно новых инициатив, которые точно не сузят возможности Азербайджана, учитывая, что прошлая геополитическая комбинация себя полностью исчерпала. Шансы на выгодные позиции в этой игре у Баку достаточно большие, ведь лидеры в этой игре – не далекие заокеанские партнеры, а самые что ни на есть близкие союзники – Турция и Россия.
Однако надо понимать, что просто так США свои пошатнувшиеся позиции на Южном Кавказе не сдадут. Продолжатся жесткие дипломатические стычки, ставшие обыденностью между РФ и США. Наверняка мы станем косвенными свидетелями мощного закулисного давления на всех кавказских игроков, включая прежде всего Азербайджан, Турцию и даже Армению. Политика США обострится, и это видно уже сейчас. На прошлой неделе уже прозвучал интересный сигнал – сопредседатель Минской группы ОБСЕ от США Метью Брайза затруднился сказать, будет ли продолжено сотрудничество между Вашингтоном и Москвой в рамках Минской группы, намекая, таким образом, на возможности и желание США «поуправлять» процессом другими методами.
* * *
Как наблюдателям, так и политическим чиновникам, формирующим российскую политику, придется понять, что настоящий союзник в лице президента соседней страны – это вовсе не марионетка. Партнерские отношения развиваются по собственным сценариям, не схожим с российским и не совпадающим с ней. Тем более в отношении союзника нельзя мыслить моделями управляемости, уместными, например, для субъекта Российской Федерации. Освободиться от этого стереотипа непросто, но важно для нынешнего поколения российских политиков.
 
 
ИЗ МОСКОВСКИХ ГАЗЕТ
 
Оба лидера признали, что эффективное российско-азербайджанское взаимодействие является одним из позитивных факторов укрепления мира и поддержания стабильности на Кавказе. Господин Медведев подтвердил неизменность российской позиции по нагорнокарабахскому урегулированию и выразил поддержку продолжению прямых переговоров сторон.
«Коммерсантъ»
* * *
Визит президента Азербайджана в Москву явно работал на пользу России как главного геополитического и энергетического игрока на пространстве бывшего СССР, а может, и всей Евразии. В последние годы статус-кво Москвы тут стали усиленно оспаривать США. Начинается закавказское турне зам. госсекретаря США Метью Брайзы. И, как говорят, он должен предложить Еревану и Баку заключить сделку по Нагорному Карабаху. Детали пока неизвестны. Но очевидна цель: перехватить у Москвы инициативу по урегулированию постсоветских конфликтов, попугать армян и азербайджанцев Россией…
«Комсомольская правда»
* * *
Алиев слушал рассеянно, а потом, наговорив что-то про «успешное развитие азербайджано-российских отношений, в том числе в гуманитарной сфере», резюмировал:
– В нашем регионе необходима консолидация усилий для обеспечения предсказуемости… (эти слова он в принципе мог сказать с таким же успехом не только Медведеву, но и Бушу, и Эрдогану, и Саакашвили, и вообще кому угодно. – «Известия»). – В наших отношениях такая предсказуемость есть…
Видимо, эта предсказуемость сейчас заключается в ее отсутствии по газовым договоренностям. Или в том, что Баку, имея карабахскую проблему, предсказуемо не признает в обозримом будущем Абхазию и Южную Осетию. Кстати. Если вспомнить, что Азербайджан был и остается активным членом антироссийского альянса ГУАМ, то другую реакцию сложно представить.
«Известия»
* * *
Признание Россией суверенитетов Абхазии и Южной Осетии не могло не встревожить Баку в свете проблемы непризнанной Нагорно-Карабахской республики, хотя не так давно глава российского МИДа Сергей Лавров и выступил с заявлением, в котором подчеркнул приверженность Москвы принципу территориальной целостности Азербайджана.
Президенты РФ и Азербайджана обсудили также инициативу Турции по созданию «Платформы стабильности и сотрудничества на Кавказе» (ПССК), которая подразумевает некий пятисторонний альянс с участием Азербайджана, Армении, Грузии, России и Турции. Пока что все возможные участники гипотетического альянса, кроме «промолчавшей» Грузии, ограничились осторожными комплиментами – идут зондирование почвы и сверка позиций.
«Независимая газета»