Сентябрь 22nd, 2008 | 12:00 дп

Созвездие музыки

  • Севда ГАСАНБЕКОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

В 1933–1934 годах при Азербайджанской государственной консерватории была создана «Группа особо одаренных детей», позже ставшая основой специальной средней музыкальной школы-десятилетки при консерватории. В числе талантливых детей, прошедших специальный конкурс-отбор при поступлении, были и ставшие в дальнейшем гордостью национального музыкального искусства, торжеством азербайджанской школы исполнительского искусства. Во главе этого начинания стоял гениальный композитор и великий азербайджанский просветитель, основатель классической музыки и национальной оперы не только в Азербайджане, но и на всем Востоке Узеир-бек Гаджибеков.

Имена многих из той группы сегодня известны далеко за пределами Азербайджана. Это и пианисты, и скрипачи, и композиторы, и даже известные концертмейстеры с незаурядным талантом. Среди них скрипач Сарвар Ганиев, композитор Эльмира Назирова, многие, многие другие. Одной из подававших большие надежды была девочка-вундеркинд Белла Давидович. Родившись в семье с музыкальными традициями, Белла начала заниматься музыкой с шести лет и спустя всего три года исполнила на публике Первый концерт Бетховена. Семейная легенда гласит, что девочка трех с половиною лет забралась на стул и двумя руками на фортепьяно подобрала по слуху первую страницу си-минорного вальса Шопена.
Забегая вперед, хочу отметить, что уже позже, когда она попала в класс к Игумнову в ЦМШ, он посадил ее именно на очень раннего Шопена. После окончания школы Белла уехала учиться в Московскую консерваторию, в которой занималась сначала у Константина Игумнова, а затем у Якова Флиера. Однако еще в 1949 году, будучи студенткой второго курса, Белла Давидович настолько выделялась среди своих сокурсников по музыкальной подготовке и исполнительскому мастерству, что была командирована на конкурс пианистов в Варшаве, где участвовало много опытных и талантливых музыкантов из разных стран мира. И Давидович оправдала надежды своих наставников и педагогов, родителей. Она одержала блестящую победу на IV Международном конкурсе пианистов имени Шопена в Варшаве (поделив первую премию с Галиной Черни-Стефанской). И тем самым началось завоевание славы одной из лучших исполнительниц в СССР.
В те же 50-е годы советская скрипичная школа находилась на небывалом взлете. На музыкальном небосклоне сияли звезды первой величины – Давид Ойстрах и Леонид Коган. Молодого, но уже признанного Юлиана Ситковецкого даже на их фоне воспринимали как подлинное чудо исполнительского мастерства. Его называли гением скрипки, имевшим абсолютную власть над инструментом. Он играл то, чего не мог сыграть никто. Встреча и последующее соединение в одну семью двух блистательных музыкантов дали начало зарождению известнейшей в мире музыкальной династии Ситковецкий–Давидович. Вот одна из легендарных историй из семейных воспоминаний.
На Всемирном фестивале в Праге 22-летний Ситковецкий играл немыслимое по трудности произведение, при исполнении которого надо было умудриться, не отрывая смычка от струн, сыграть еще и пиццикато. Юлиан начал играть это место, когда пожилой музыкант, член жюри, потребовал прервать выступление, чтобы убрать «второго» скрипача! Этот маленький экскурс в семейный «архив» я совершила для более объемного и точного портрета этой звездной семьи в интерьере ее будущей карьеры и судьбы в Европе и мире. Однако вернемся к нашей героине. В те далекие 60-е годы она была единственной женщиной в чисто мужской звездной компании – Рихтер, Гилельс, Ойстрах, Коган, пианисткой, особенно много и как никто другой играющей Шопена. Она входила в число всего пяти пианистов в стране, которым было позволено играть все, что хотели.
Карьера складывалась у обоих музыкантов просто блестяще. Одним из первых общих «завоеваний» явилось рождение наследника – сына Дмитрия, также родившегося в Баку. Огромная, переполняющая радость обоих родителей не предвещала беды. Однако судьба распорядилась по-своему и жестоко. Всего три счастливейших года просуществовала очень красивая и молодая, талантливая семья. В 32 года от страшнейшего недуга – рака легких – уходит из жизни молодой скрипач, признанный при жизни гениальнейшим скрипачом…
Однажды, будучи уже известным на весь мир музыкантом, сын Беллы Михайловны Дмитрий Ситковецкий попробовал составить свою музыкальную родословную и получилось, что ее истоки уходят в 1889 год. И ей оказалось 111 (!) лет: его прадед был концертмейстером Бакинского оперного театра – Дмитрий до сих пор хранит его дирижерскую палочку, подаренную ему еще в 1929 году известным музыкантом того времени М.Л.Пресманом (соучеником Рахманинова и Зилоти). Бабушка его с 12 лет работала тапером в немом кино, а потом, уже в Москве, – концертмейстером в театре Станиславского и Немировича-Данченко. Поэтому жизненный путь Дмитрия был практически предрешен: рояль или скрипка. Возможно, как-то поделился Дмитрий во время одной из поездок на родину в Баку, он бы попробовал стать композитором, но ему дали в руки скрипку, и судьба была решена. Много позже, уже в сознательном возрасте, Дмитрий сумел правильно расценить такой диктат по отношению к себе, ибо отца он потерял в возрасте трех лет и был просто генетически «обречен» продолжить его эстафету.
Он прошел обязательную для детей музыкантов «школу» и с блеском окончил среднюю специальную музыкальную, успев в 12-летнем возрасте получить премию на конкурсе «Концертино» в Праге. Также блестяще проучился в Московской консерватории. Все складывалось, как и должно… Однако в России его все равно воспринимали как тень отца или матери. Это было и хорошо, и плохо. Перед ним, разумеется, были открыты абсолютно все двери, закрытые для других. Но Дмитрий все время комплексовал по этому поводу: а заслуженно ли? Его игру поневоле все время сравнивали с игрой отца. И однажды он решил все начать с белого листа. Так, приезжая в 70-е годы в Америку, он, подобно многим в те времена, стал искать и устраивать большое количество концертов с целью зарекомендовать себя. А когда ему это удалось, стал уговаривать свою мать отпустить его в Америку навсегда.
Это было безумно тяжелое решение для Беллы Михайловны, признанной выдающейся в стране и в мире пианистки. Она уже много лет была вдовой и всегда мечтала о том, что сын, повзрослев, станет для нее плечом, на которое она сможет опереться. Более двух лет разговоры с сыном стали сводиться к одному: «уехать». Белле Михайловне было что терять. У нее была мама, сестра, которых она просто не могла оставить одних. Но… она поняла своего сына и поддержала его решение, дав согласие на его переезд в США. Сама она надеялась, что будет видеться с сыном на гастролях в Европе. Но уже на следующий год, в 1978-м, сорвались ее гастроли в Италию, затем в Голландию. И решение стало очевидным и однозначным: уезжать. Всего через год ей также удалось покинуть СССР.
В 1979 году состоялся ее первый концерт в Карнеги-холл, сразу определивший ее в ряды выдающихся музыкантов, за которым последовали многочисленные выступления как соло, так и с ведущими оркестрами страны. Став в одночасье звездой, Давидович через несколько лет приняла американское гражданство и стала преподавать в Джульярдской школе в Нью-Йорке. А спустя еще немного времени Белла Михайловна уже давала многочисленные мастер-классы в США и Европе, играла с лучшими в мире оркестрами и самыми выдающимися в мире дирижерами.
В США Дмитрий Ситковецкий, начав, как и намеревался, с белого листа, поступил в Джульярдскую школу (после Московской консерватории!) с целью познать новую культуру, новый менталитет изнутри, что и сумел сделать, как и все, за что берется, блистательно. И уже в 1979 году становится известным и в Европе после того, как он выиграл Конкурс Крейслера. Он добился того, чего хотел: теперь, если в Америке его и называют сыном выдающейся пианистки Беллы Давидович, то в Европе уже Белла Давидович – мама знаменитого дирижера и скрипача Дмитрия Ситковецкого!
Сегодня он руководит необычным камерным оркестром «New European Strings» («Новые европейские струны»). Оркестр составлен по принципу представительства фифти-фифти, то есть половина музыкантов из русской скрипичной школы, а половина – из западной. Ведь именно таким образом он сумел в своем творчестве спроецировать свою собственную историю, являющуюся продуктом двух систем – русской и западной. И музыкальный, да и личный результаты были одинаково блистательными. Уникальным является и состав оркестра, ибо в нем работают люди из оркестров разных стран. Собираются вместе они от четырех и более раз в году, по личному приглашению. В основном коллектив гастролирует с концертами по миру, часто с ними выезжает и Белла Михайловна. Оркестр участвует в международных фестивалях, в частности и в Баку – в Первом фестивале классической музыки «Шелковый путь» (1999 г.), руководителем которого Дмитрий Ситковецкий является сам. В одном из своих публичных выступлений он рассказывал, что его оркестр в Баку сделал 7 программ за 8 дней, и у музыкантов даже не было свободного времени, чтобы толком посмотреть город. «Но как нас принимали! Вот где не нужна никакая реклама – висела лишь маленькая афишка, и не было ни одного лишнего билета».
 
Окончание в следующем номере