Октябрь 01st, 2008 | 12:00 дп

Гений места

  • Севда ГАСАНБЕКОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

История подтверждает, что место рождения играет не меньшую роль в судьбе человека, чем национальность. Совсем еще недавно жители Баку, спаянные не только общей для всех судьбой и общим образом жизни, но и многими, только им присущими характерными чертами, с гордостью утверждали, что в любом городе и любой стране они прежде всего бакинцы. Сегодня почти все, кто ныне живет за пределами родины, искренне ностальгируют по Баку, его уникальной атмосфере человеческого общения, его ауре, его до боли родному ландшафту и архитектуре, краскам и «тональности». И именно все то, что определяло для всех бакинцев их общность, составляющую суть их «бакинства», и подвигло «АК» на специальную рубрику «Бакинцы».





Собственно, газета с самого начала своего существования периодически рассказывала обо всех известных деятелях, живущих ныне в Баку, и рассеянных по миру бакинцах.

Очень часто можно услышать о Баку там, где живут выходцы из этого города. Однако не так просто растолковать, что же это означает на самом деле, отбросив при этом всю эмоциональную и другие краски данного феномена. Не потому, что в его определении имеются разночтения, отнюдь. Практически во всех когда-либо даваемых определениях присутствуют всегда одни и те же составляющие – как суть, стержень. И у каждого бакинца для определения этого феномена есть еще свой, личный, созвучный ему, ценный компонент.

Прежде всего обратимся к его истокам. Именно в этом и состоит трудность: очевидное не всегда означает простое. Одно абсолютно и истинно – это реально существующий феномен, и он константа.

 
Баку
 

Феномен «бакинцы» невозможно объяснить без раскрытия содержания и специфики другого субъекта – самого города Баку. Бакинцы – многозначное понятие. У него особое, очень мощное ментальное измерение, связанное с многовековой историей азербайджанского народа, которому издревле органически присущи традиции веротерпимости, межэтнической толерантности, гостеприимства; исторические корни доброжелательных отношений между представителями различных национальностей и конфессий, сопряженных с историческими особенностями азербайджанского социума и образа жизни. Другое не менее важное измерение связано с той полосой истории Баку, когда он становится одним из промышленных центров мира, его нефтяной столицей, одним из центров общероссийского революционного движения. В начале ХХ века в Баку был представлен едва ли не весь спектр политических партий и движений дореволюционной России. Баку тех времен являлся одним из центров притяжения огромного числа предпринимателей, трудовых людей разных конфессий, культур, национальностей. Одни искали в городе возможность разбогатеть, другие искали место, где легче было выжить в те непростые времена. Наконец, целая армия рабочих рук, приезжающих в промышленный город в поисках работы и удачи. Это были русские, иранцы, армяне, украинцы, дагестанцы, белорусы, евреи и многие другие. Все они обживались, пускали корни, пополняя огромную семью города Баку, ставшего для них Домом. Сохраняя свой язык, свои национально-культурные традиции, они вбирали и впитывали в себя обычаи и традиции азербайджанские. Со временем из этнокультурного «перекрестка» Баку превратился в некий поликультурный социум, представляющий собой огромный сплав множества разноплеменных традиций, языков, культур в сочетании с азербайджанской константой. На этом поле и родилось понятие «бакинцы» – как особая черта характера и одновременно форма человеческого общежития.

 
Он у каждого – свой
 

Интернациональность образа жизни населения больших городов – их естественная характеристика. Однако, если в этих городах подобное «многоголосие» становилось некоей сложной суммой национальностей, то в Баку оно превратилось в общую «мелодию». Здесь, в Баку, интернациональность стала органическим сплавом, воплотившимся в определении «бакинец».

Мне запомнилось интервью российского телеведущего с американской старушкой, княгиней русского происхождения – правнучкой Александра Пушкина, прожившей всю свою жизнь в Америке. Так вот, на вопрос о том, кем она себя осознает: американкой или русской – эта милая старушка преподала телеведущему, да собственно и всем нам, великолепный урок, ответив, что она, разумеется, русская, а американка – по образу жизни! Такая аналогия может в какой-то мере объяснить и понятие «бакинец», если к этому приплюсовать еще огромное многоцветие культурных традиций, делающих это понятие уникальным.

Можно рассказать о пике этого феномена, пришедшегося на конец пятидесятых и начало шестидесятых годов. Эти годы явились судьбоносными для всей Страны Советов в целом. Однако в каждой из республик бывшего единого государства ситуация преломлялась по-своему, проходя через призму особенностей – этнических, политических, исторических, географических, специфических и многих других, как, например, особенностей городского уклада и традиций, того особенного микроклимата, который, также как и архитектура, внешние атрибуты, отличает города. У каждого города есть лицо, свое лицо. И оно живое. Лицо живого города, у которого есть свой язык, сердце, своя интонация и даже тональность, в которой взаимодействует и звучит только он. У каждого поколения – свой Баку. У моего поколения свои ассоциации, своя генная память бакинца, сохранившая исключительно доброжелательное общение. Ее фоном была бакинская архитектура малых форм, не имевшая аналога ни в одном из городов бывшего СССР – неповторимая, с особым европейским шармом, знаковыми местами для встреч и общения молодежи. И это было связано прежде всего с именем великого подвижника, патриота, истинного аристократа по происхождению и духу – человека с безупречным вкусом и неуемным желанием сделать свой город одним из лучших в мире. Это Алиш Лемберанский – лучший из лучших бакинцев. И о нем будет самостоятельный рассказ в рамках нашей рубрики.

Пятидесятые–шестидесятые – это время, когда Баку был эпицентром модных течений в искусстве и культуре. Именно здесь был создан один из первых в СССР джазовых оркестров, ставший впоследствии поставщиком блистательных кадров для джазовых и эстрадных оркестров СССР. И это снова огромная череда блистательных имен, каждое из которых заслуживает самостоятельного рассказа.

На те годы пришелся в Баку пик расцвета изобразительного искусства, и имена известных художников гремели на весь Союз. Это Таир Салахов, Лятиф Керимов, Джавад Мирджавадов, Расим Бабаев, Тогрул Нариманбеков и еще целая плеяда художников, чьи картины выставлялись (и продолжают выставляться) на мировых художественных площадках, становились собственностью самых известных музеев мира и частных коллекций. И о каждом из них должен быть и будет самостоятельный рассказ. А на сценах ведущих столичных театров страны ставились и шли оперетты, оперы и балеты выдающихся азербайджанских композиторов, вошедших в мировую музыкальную элиту. Ни одна из союзных республик не выдвигала на мировой уровень такое количество и качество блестящих талантов в различных отраслях искусства. С конца сороковых и пятидесятые Рашид Бейбутов был одним из тех, кто прославлял азербайджанское и советское искусство в мире во времена железного занавеса. На мировых сценических площадках шли музыкальная комедия Узеира Гаджибекова «Аршин мал алан», балет Кара Караева «Семь красавиц», лучшие оркестры мира исполняли потрясающие и уникальные симфонические мугамы Фикрета Амирова. Музыкальная комедия «Аршин мал алан» (впервые поставлена в 1913 году) была переведена на 70 языков и поставлена на сценах 120 театров, в том числе в Москве, Стамбуле, Нью-Йорке, Париже, Лондоне, Тегеране, Каире, Пекине, Берлине, Варшаве, Софии, Будапеште, Бухаресте и во многих других городах. Мюзикл неоднократно экранизировался в Баку, а в 30-е годы и в США.

Географией постановок балета «Семь красавиц» была также практически вся планета, вплоть до далекого Китая. В том же Китае, в Шанхае, стоит памятник «Семи красавицам» из одноименной поэмы Низами, на сюжет которой и была написана К.Караевым музыка к балету.

А еще позже пришел черед Муслима Магомаева, прославившего Азербайджан на весь мир, юбилей которого совсем недавно праздновали жители практически всех континентов планеты. Это не только самостоятельные темы. Это целые эпохи в истории современной азербайджанской культуры и искусства, составной части феномена «бакинец». О каждом из обозначенных и огромном числе неупомянутых выдающихся представителей азербайджанской и бакинской элиты должны, надеемся, быть представлены самостоятельные статьи в рамках рубрики «Бакинцы».

 
Город и горожане
 

Жизнь, как известно, не стоит на месте. Баку сегодня мало напоминает город тридцати- или пятидесятилетней давности. Что-то ушло незаметно, что-то – достаточно ощутимо, а главное – безвозвратно. Ушли многие внешние приметы времени, изжившие себя, изменились социально-экономические особенности, инфраструктура города. Однако есть вещи, которые не теряют своей ценности независимо от срока давности. Это духовность – особая, бакинская – межэтническая. Это межнациональная атмосфера человеческой близости и толерантности, особая культура поведения, отличающая бакинцев в принципе. Будучи представителями своей национальности, бакинцы, как уже говорилось, были одновременно носителями бакинской поликультурной среды.

Не могу не остановиться на встречающемся в прессе определении «Бакинская нация». Это крайне неверное употребление термина «нация». Убеждена, что это заблуждение или неверное истолкование известного понятия. Оно чаще всего исходит от людей, желающих таким определением усилить содержание понятия «бакинец». Однако бакинцы – не особая нация.

Выходцы из Баку считают этот город своей родиной и испытывают чувство сопричастности к его истории и культуре и благодарности этой земле – «среде обитания», чувство родства со всеми, кто жил и продолжает жить в этом городе. Подобное душевное и эмоциональное тяготение оправданно и существует по сей день. Родина – понятие уникальное и как это ни парадоксально – универсальное. Говоря о Родине, человек представляет ее себе не по национальному признаку, а имеет в виду прежде всего место, где родился, воспитывался, мужал и обретал себя. Это место, где он впитывал в себя ауру, которую источает этот город-родина.

Это то неотъемлемое преимущество, которое присуще всем, кто родился, жил, творил и впитал в себя на веки вечные то, что роднит его с теми, кто по праву имеет удовольствие и честь причислять себя к бакинцам.