Октябрь 01st, 2008 | 12:00 дп

Созвездие Музыки

  • Севда ГАСАНБЕКОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Окончание. Начало в предыдущем номере
Свою артистическую карьеру Белла Давидович посвятила преимущественно популяризации романтической музыки. На сегодняшний день невозможно представить более одухотворенную интерпретацию музыки Шопена, Чайковского, Рахманинова, которые часто звучат в ее исполнении. Писать о музыке в исполнении Беллы Давидович очень трудно. Давидович – музыкант-звук, а вовсе не музыкант-актер. Она приковывает к себе внимание не манерой исполнения и «поведения» за роялем. Она приковывает к себе ваш слух. И именно этого достаточно, чтобы услышать Музыку. Она никогда не жестикулирует на сцене. Ее рояль умудряется «петь», что совершенно уникально в исполнительстве, когда сегодня фортепианная игра больше напоминает «игру на ударных инструментах»…





В наши дни легендарная Белла Давидович регулярно участвует в жюри различных международных фортепианных конкурсов, среди которых Конкурс имени королевы Елизаветы в Брюсселе, Конкурс имени Шопена в Варшаве, Конкурс имени Бузони в Больцано, Конкурс имени Святослава Рихтера в Москве. Мне сказочно повезло, что и этим июньским летом 2008 года Белла Михайловна снова была членом жюри Конкурса имени Святослава Рихтера в Москве. И еще большим везением было то, что при круглосуточной занятости она, не колеблясь, согласилась на встречу, выкроив непостижимым образом время для беседы со мной. Однако при встрече выяснилось, что никакое это не везение, просто Белла Михайловна именно так всегда реагирует на слова «Азербайджан» и «Баку».

Мы сидим в уютном маленьком холле гостиницы «Марриот», что в Вознесенском переулке, и беседуем. Белла Михайловна с восторгом рассказывает о своем детстве, о родителях, о нашей с ней общей alma mater – музыкальной школе-десятилетке при Азербайджанской консерватории, об уникальной бакинской ауре, об удивительной музыкальности и интеллигентности города, его жителей. О наших общих педагогах, многих из которых я тоже успела застать и обучалась у них же, об удивительной творческой и теплой атмосфере в школе, которую для нас создавал весь педагогический коллектив – как музыкальный, так и общеобразовательный. Это была семья. Дружная, настоящая, в которой все были горды успехами любого из ее членов и огорчались неудачами. Тогда это еще была школа, далекая от современных музыкальных школ тем, что была особой, элитарной. Однако ее особенность и элитарность заключалась только в том, что в нее допускались действительно музыкально одаренные дети. Во всем остальном в ней не было никаких послаблений. Общее образование было поставлено на такую же высоту, что и музыкальное, чем, собственно, и отличалась эта школа вплоть до начала шестидесятых. Это в немалой степени способствовало высокой общей культуре будущих музыкальных светил и тех, кто в силу тех или иных причин таковым не становился. Белла Михайловна перечисляет знакомые фамилии педагогов, многих из которых она еще заставала, когда после длительного запрета стала снова приезжать в Москву и в Баку.

– Белла Михайловна, вы так давно уехали из Баку, а от беседы с вами у меня создается впечатление, что вы – «больший католик», чем Папа Римский! Всем бы сегодняшним «новым» бакинцам так истово любить и ценить свой родной город…

– Как-то Дима в одном из интервью сказал, что он чувствует себя дома только в четырех городах мира: это Баку, Москва, Нью-Йорк и Лондон. У меня и у моего сына в паспортах в графе «место рождения» стоит город Баку, и мы всегда несем это в себе. Меня всегда очень тянет в Баку. Это – моя родина. Там я училась, росла и взрослела, там я навсегда впитала в себя бакинский интеллектуальный «микроклимат» и только потом поехала в Москву – продолжить учебу в консерватории. Уже в Москве я вышла замуж, но Диму, своего сына, я родила на родине, в Баку.

Каждый раз, приезжая в Баку, я еще долгое время заставала своих старых слушателей, педагогов консерватории, которые помнили меня. Но и теперь, когда многих уже нет в живых, а другие уехали, зал всегда полон, и играть мне там очень приятно и как-то по особенному тепло. Это невозможно выразить словами, но именно там я чувствую себя дома. Я ведь помню Баку еще до войны, там я начинала играть, именно туда я вернулась после Шопеновского конкурса. В то время как мой триумф в Варшаве прошел незамеченным в Москве, в Баку меня ждала восторженная атмосфера, концерты, поздравления… Этого не забыть. Был праздник 7 ноября. Все газеты на первых страницах рапортовали об успехах в промышленности, сельском хозяйстве. И на этих же страницах среди главных достижений республики была названа выпускница бакинской музыкальной школы Белла Давидович, завоевавшая первую премию Международного конкурса имени Шопена!

– Белла Михайловна, я знаю, что вы во время каждого приезда в Баку не ограничиваетесь только концертами, которые зачастую даете вместе сыном Дмитрием в качестве дирижера, но и даете мастер-классы в консерватории и в бывшей музыкальной школе. Как вы можете охарактеризовать азербайджанских исполнителей сегодня?

– К сожалению, во всех странах сейчас общие проблемы, и меня никак не удовлетворяет современная игра. Сегодня основной акцент у музыкантов не на звуке, а на технике. Хотелось бы видеть среди конкурсантов на многочисленных на сегодняшний день престижных конкурсах азербайджанских исполнителей.

Я очень люблю Баку, его людей. Им всегда было чем и кем гордиться. Баку всегда был культурной столицей Закавказья. У вас и сейчас есть много поводов для гордости. При этом есть такие сферы, особое и постоянное внимание к которым обязательно сказывается на общем гуманитарном, интеллектуальном облике народа. И искусство в истинном, высоком смысле слова – это высокопрофессиональные музыканты-исполнители, это профессионалы-камерники, это вокалисты высокого класса. Это не самоцель, это норма! И для этого нужно возродить высокий уровень преподавания, обучения и подготовки профессионалов. На сегодня совершенно очевидно существенное снижение уровня школы исполнительского мастерства во всем мире. Это бесспорно. Я уверена, а главное, хорошо знаю, что в Азербайджане есть все условия, чтобы добиться еще более выдающихся успехов. Очень хочу этого и для вас, и для себя. Ведь я уже говорила, что Баку для меня – родина, и потому мне так приятно гордиться за ее пределами не только своим городом, но и его музыкантами!

– Белла Михайловна, живя в Баку и позднее в Москве, вы, так или иначе, всегда были загружены концертной и преподавательской деятельностью настолько, что не хватало времени на общение с друзьями. Но у вас они все же были, и этого иногда достаточно на подсознательном уровне. А как у вас с друзьями в Америке?

– Практически я очень мало бываю в Нью-Йорке, особенно летом. Там очень жарко плюс стопроцентная влажность. Но дело не в отсутствии времени или плохом климате. Там прекрасно работается, там я играла с лучшими американскими оркестрами. Однако моими друзьями являются только бывшие и настоящие бакинцы. Многие сейчас разбросаны по всему миру, есть они и в Америке. Мы не просто дружим, а по нескольку раз в неделю, а то и чаще, разговариваем по телефону. И практически всегда разговоры на тему: а как там в Баку, о том, что показали на ТВ о Баку, кто приехал на гастроли или просто о знакомых бакинцах. Интересует нас всех только то, что происходит в Баку, и только потом – в Москве. Многие из бывших бакинцев живут в Америке, что намного упрощает общение. Когда я немного задерживаюсь в Нью-Йорке, то меня всегда «опекает» Валида Расулова (бакинская пианистка, живущая ныне в Нью-Йорке. – С.Г.). Понимаете, это невозможно объяснить иначе, как бакинцы в любой стране, в любой ситуации, даже незнакомые друг с другом – это родные люди. Дима как-то сказал, что бакинцы – это как одна семья. Везде, где бы мы ни были, они приходят ко мне и к нему запросто, как к родным. Мы встречаемся с ними как с близкими людьми, поддерживаем эти связи и рады им. «Бакинец» – это как код, который открывает любые двери. В этом смысле абсолютно незнакомых людей среди бакинцев нет. Где бы они ни жили, они непременно все обладают общими для всех них качествами: не раздумывая, придут на помощь любому человеку, в особенности землякам – как к самым родным и близким людям. Это дорогого стоит.

– Наконец, последний вопрос: каковы ваши ближайшие планы?

– Предстоит много работы. Осенью у меня запланирована поездка в Баку, где хотят торжественно отметить годовщину исполнения мною в девятилетнем возрасте Первого концерта Бетховена. После Баку у меня концерты в Австрии, возможно, вместе с Димой. Хочу попробовать в десятидневном «окне» между Баку и Веной провести мастер-классы в Бакинской консерватории. Ну и, конечно, работать, работать и работать, пока еще могу это делать (смеется). Как-то, во время концерта с Димой, после первой части шопеновского концерта, я сказала ему, что слишком переволновалась и мне очень тяжело дышать. А он мне ответил словами Ильфа и Петрова: «Дышите глубже, вы взволнованны». Вот я и стараюсь дышать глубоко, пока еще могу волноваться из-за музыки. Пока она еще волнует меня.