Октябрь 12th, 2008 | 12:00 дп

Между Сциллой и Харибдой

  • Эмиль АГАЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Продолжение темы. Начало в «АК» № 37, 38
С одной стороны, глобальность на то и глобальность, чтобы сотрудничать, интегрировать, но, с другой стороны, сепаратизм в мире, в том числе и на Кавказе, все больше поднимает голову, а отношения между главными фигурантами, назовем их Западом и Востоком – Америкой и Россией – уже приближаются к отметке «холодная война». На этом фоне лучше сохранять и дальше нашу толерантность и равное дружелюбие со всеми, с кем мы имеем дело. Но…





Я не завидую сейчас нашему президенту – на него и раньше давили, а после событий в Грузии давление это многократно усилилось.

Конечно, любой выбор должен быть корректным и цивилизованным. И пример той же Грузии с ее силовой попыткой восстановления своей территориальной целостности – не лучший вариант выбора.

То, что сейчас происходит, вызывает настолько противоречивые комментарии и порождает такую кашу в мозгах, что теряются ориентиры, не знаешь: где мы? кто мы? куда идти? с кем? Кто-то выступает за окончательное сближение с Западом, кто-то – за историческую ориентацию на Россию.

Да и извне хотят, просят, чуть ли не требуют от Азербайджана (единственной страны Южного Кавказа, которая ладит со всеми) отдать свое предпочтение кому-то одному.

Такая опасность есть! И в идеале держаться подальше от всех существующих в мире политических дрязг, стараясь не вмешиваться ни во что, конечно, для нас предпочтительнее…

Да, Кавказ в настоящее время тема номер один, и главная интрига в ней – Азербайджан. В то время как Грузия – это Запад, Армения – это Россия, Азербайджан, подобно киплинговскому коту, «гуляет сам по себе».

Азербайджанский президент выдержал «дипломатическую дистанцию», сведя последнюю встречу с Медведевым к тому, в чем заинтересован он сам. А именно:

– к «предсказуемости» политики на Южном Кавказе;

– к карабахскому урегулированию.

Точно так же, как и в других своих «высоких встречах» последнего времени ( а их никогда не было так много!): Россия, США, Турция, Туркмения, Румыния, Узбекистан, Иран…

Следуя традиции, заложенной еще Гейдаром Алиевым, официальный Баку предпочитает вести себя вежливо и обходительно, по-восточному гостеприимно и по-восточному же целомудренно.

В начале 90-х, когда еще не было «контракта века», Южный Кавказ, как и все постсоветское пространство, раздирали внутренние противоречия и еще первые в то время «разборки» с соседями, этот регион не представлял такого интереса для мира.

Иная ситуация сейчас, когда:

– сепаратистские «царапины» превратились уже в хронические раны;

– Южный Кавказ стал важным регионом мира благодаря своей транзитности на путях между Востоком и Западом и, конечно, каспийским энергоносителям;

– Россия оправилась от постсоветских «родов», и ее уже нервирует то, что появившиеся на свет независимые государства не только научились ходить, но уже и «не слушаются мамы», внимая тому, что им говорит заокеанский «папа Сэм».

В то же время можно говорить о существовании в Азербайджане трех точек зрения по поводу внешней политики страны:

1. Окончательно сблизиться с Москвой при дипломатических «пассажах» в сторону Вашингтона; это куда проще и привычней для правящей элиты.

2. Взять прозападный курс, заявив о своем желании вступить в НАТО. Решение куда более рискованное, требующее немалой политической воли, на котором настаивает часть протестного электората.

3. Придерживаться и дальше нынешней политики. Мол, ладно, у Москвы проснулись имперские амбиции. Но разве за «приоритетными интересами» Вашингтона стоит одна только демократия?

К тому же, если глобализация – это всемирная интеграция, то не получается ли так, что Америке, Европе – интеграция, в то время как всем остальным в мире – дезинтеграция? Раскол под флагом «выбора»?

Считается, что нейтралитет реален только для небольших, причем расположенных не в стратегически важных точках мира стран, таких, как Норвегия или затерянный в песках Туркменистан.

Этот довод, помню, приводили в президентском самолете, когда мы летели в Тегеран в начале 90-х (один из первых визитов Гейдар Алиев совершил – кстати, неожиданно – в Иран). Тогда кто-то привел пример Швейцарии. Тоже небольшой страны, к тому же расположенной в самом сердце Европы, где творится Большая Политика. И тем не менее Швейцария не только не участвовала в европейских войнах прошлого века, но и не вступила, о чем не все знают, даже в ООН.

Если эта благополучная и процветающая страна не сочла нужным нарушать свой нейтралитет, не войдя даже в Организацию Объединенных Наций, то с чего это, спрашивается, Азербайджану рваться в НАТО (хотя сотрудничать с этой организацией можно), восклицал кто-то из спорщиков.

Если вернуться к этим спорам сейчас, то окружение Азербайджана – Кавказ (тем более после недавних событий) – это, конечно, не цивилизованное окружение Швейцарии. Да и в условиях карабахского конфликта трудно говорить о предполагающемся при нейтралитете пацифизме. Ну а при нынешней «нефтяной лихорадке» быть РЕАЛЬНО независимым (нейтральным), если быть до конца честным, не дано никому, а тем более – небольшим нефтедобывающим странам, недавно обретшим независимость.

Но… ясно и другое. Маневрируя, все-таки не следует уподоблять свою политику «политике флюгера», терять саму способность к решениям, а если нужно – к выбору. Добрососедство не следует превращать в формальную «дружбу народов». Нельзя РАВНО дружить со всеми в мире, быть одновременно «другом всех». Да еще – при нынешнем обострении отношений между Россией и Америкой, между Америкой и Европой, между Западом и Востоком.

Комментируя заявление партии «Мусават» о необходимости, наконец, решить, на чьей мы стороне, политолог Хикмет Гаджизаде делает такой вывод: «На сегодняшний день нет и намека на то, что азербайджанские власти делают выбор в пользу демократии и интеграции в евро-атлантическую систему безопасности». В свою очередь, политолог Расим Агаев, комментируя то же заявление, полагает, что «азербайджанские власти как раз проводят прозападную политику, в то же время принимая во внимание и российский фактор». И далее: «Наша страна отдает предпочтение Турции, США и другим западным странам в сферах экономики, культуры. Но, с другой стороны, не стоит забывать о том, что в России проживают свыше 2 миллионов азербайджанцев».

Так как же быть?

На мой взгляд, при всех плюсах нынешней политики, нам нелишне подумать и о союзниках, о реальных гарантиях своей безопасности. Хотя бы с учетом все той же необъявленной войны с Арменией. Мы говорим о своем праве, если решить карабахский конфликт мирными средствами не удастся, на «иные решения» – это на самом деле наше право. Но, как показали события в Грузии, эти «иные решения», особенно в случае их неподготовленности, торопливости, а тем более – без учета «фактора России», чреваты трагическими последствиями. К тому же фортификационные «редуты», возведенные вокруг оккупированных районов Азербайджана под эгидой и при активном участии все той же России, – в случае войны фактор более чем серьезный.

И о какой «милитаризации» Азербайджана, в чем его упрекает армянская сторона (даже с трибуны ООН!), можно говорить, если в отличие от Армении Азербайджан до сих пор не имеет… концепции национальной безопасности и ее составной части – военной доктрины. Говорили, последняя будет принята на нынешней осенней сессии Милли меджлиса, но этот вопрос вновь не включили в повестку дня.

Приоритеты внешней политики – определиться с этим рано или поздно, хотим мы того или нет – нам все же придется…

На сегодня – да, еще возможна и даже разумна пауза, которую Баку держит в ожидании, пока события в мире как-то «утрясутся». И чем дольше эту паузу можно будет держать, тем лучше – в этом я просто убежден!

Но – с учетом нынешней большой политической игры в мире и в регионе Кавказа и чрезвычайно важного места Азербайджана в нем – до тех пор, пока это ПРАКТИЧЕСКИ возможно.

Не доводя дело до последней, крайней, критической точки, когда выбор будет-таки сделан. Но уже не нами, а (упаси нас Бог от такой судьбы!) …ЗА НАС!