Октябрь 26th, 2008 | 12:00 дп

«Ищу в пыли веков я золото семян»

  • Людмила ХОХЛОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Окончание. Начало в предыдущем номере
18 лет в общей сложности Теодор Шумовский провел в лагерях. 18 самых плодовитых для ученого, самых творческих для любого человека лет: с 25 до 42. «Уже за сорок» он берется за новый перевод «Книги польз об основах и правилах морской науки», созданной Ахмадом ибн Маджидом между 1475 и 1490 годами. Она имела 177 страниц арабского текста и состояла из двенадцати «польз», то есть «глав». Вот названия некоторых из них: «История мореплавания», «Этические и профессиональные требования к лоцману», «Лунные станции (28 звездных групп и одиночных звезд)», «Румбы розы ветров», «Планеты и звезды», «Виды маршрутных плаваний», «Побережье Африки и Азии» и другие.





В скудности содержания книги Ахмада ибн Маджида обвинить было трудно. А терминология! А ребусы, составленные автором!

Ну, например, что за созвездие «Завиток» или «розоверстная «Эос»… От множества географических названий, не встречающихся ни в каких картах, рябило в глазах, а разнообразные ветры не всегда было просто привязать к определенным акваториям. Шумовский пробирался сквозь каждое слово, продирался сквозь каждый термин, перемолов сотни томов-оригиналов, чтобы разгадать тайный смысл сказанного, чтобы как можно яснее передать его нам.

В 1966 году «Книга польз» была переведена им уже в пятый раз. Чтобы объяснить 177 страниц потребовалось составить 2722 примечания.

Шумовский называет Коран самой великой книгой и считает все переводы на русский несовершенными, включая и наиболее известный – академика И.Ю.Крачковского. Еще в XVIII веке был известен перевод М.Веревкина, придворного чтеца Екатерины II. Он, правда, делал его не с арабского подлинника, а с французского перевода дю Рис, им, кстати, пользовался Пушкин, когда сочинял свое «Подражание Корану».

Шумовский считал перевод Корана несовершенным, впрочем, как и сам Крачковский.

Что же получилось?

Все библейские имена представлены в арабской форме: Муса вместо Моисей, Харун вместо Аарон и т.д.; даже Иисус превратился в Ису, а Мария – в Марьям; фараон же стал арабизованным собственным именем. Все это разрушило в переводе связь Корана с древними источниками, историческую преемственность.

Перевод не подвергся литературной обработке, он сохранил форму подстрочника, то есть буквальное соответствие арабскому тексту, неприемлемое для языка с другим строем…

…Слова, стихи, образы Корана, волновавшие когда-то многих людей, вдохновившие Пушкина, не должны и не могут быть переданы тусклым и тяжеловесным языком, убивающим в этой «Песнь песней» арабской культуры саму жизнь.

Шумовский – пример истинного ученого-исследователя. И потому при переводе исходил из подлинного арабского текста, ни на йоту не отступая от смысла. Теодор строго сличал перевод Крачковского с оригиналом: пришлось отметить в нем около полутысячи неточностей.

Добавлю: Коран Шумовского издан в петербургском издательстве «Диля», где директор и главный редактор – мусульмане.

А потом – 4-томный труд «Странствия слов». Это революционное издание посвящено влиянию тюркских языков на русский. Зная 22 языка, будучи энциклопедически эрудированным человеком, изучая историю, этимологию и заимствования, Теодор Адамович пришел ко многим открытиям – в области истории народов, их миграций, взаимоотношений и взаимовлияний их культур.

…Русские – европейцы или азиаты? «Они, как и цыгане, вышли из Индии, – считает Теодор Адамович. – Из своей прародины Индии они перебрались в Иран. Затем, теснимые другими племенами, через Кавказ по берегу Каспийского моря они вышли в степные районы, которые были уже прочно освоены к тому времени тюркскими и угро-финскими племенами. Включение большого количества тюркизмов в русский язык относится к тем далеким временам – к первым векам нашей эры, а не к более поздней эпохе татаро-монгольских завоеваний».

…Кто был предком А.С.Пушкина по отцовской линии? Мы знаем, что по материнской линии род А.С.Пушкина шел от мусульманина Ибрагима (по крещении Абрама) Ганнибала. По отцовской линии далекий предок С.А.Пушкина был Радша, который, как писали летописцы, «вышел из немец». В Общем гербовнике дворянских родов Всероссийской империи говорится: «Предок рода Мусиных-Пушкиных муж честен Радша, происшедший из знатной славянской фамилии, выехал в Россию из Германии во дни княжения святого благоверного князя Александра Невского. От сего Радши произошли Бутурлины, Кологривовы, Неклюдовы и иные знатные фамилии. Праправнук Радши Григорий Пушка имел внука Михаилу Тимофеевича по прозванию Муса. Потомки сего рода Мусины-Пушкины многие Российскому престолу служили…».

Теодор Адамович считает имя Радша сокращенным вариантом мусульманского тюркско-персидского имени Мурадшах. По законам лингвистики первый неударный слог часто выпадает. Также последняя буква в слове «шах» в тюркских именах тоже часто не произносится.

Но почему же ссылаются на то, что Радша выехал из Германии?

– В те времена, – поясняет Теодор Адамович, – немцами русские называли всех, чьи языки они не понимали. «Вышел из немец» не означает, что тот или иной человек приехал из Германии. Этим просто подчеркивалось его нерусское происхождение.

Интересно, что один из предков А.С.Пушкина назывался Муса. Отсюда Т.А.Шумовский делает вывод, который звучит очень убедительно: предок А.С.Пушкина, основатель его рода по отцовской линии, – скорее всего выходец из Золотой Орды, татарин по имени Мурадшах.

Почему имам Шамиль был отправлен в ссылку в Калугу?

Теодор Адамович объяснил этимологию названия города Калуга. Оказывается – это от тюркского составного слова, означающего «место рабов», то есть город, где татары держали пленных – русских. Российский император знал об этом и в отместку, как реванш, пленного вождя и предводителя он отправил в Калугу – место для рабов.

Увы, невозможно описать долгую жизнь крупного ученого, талантливого поэта, Человека. Можно лишь дать отдельные штрихи к портрету. Одному можно порадоваться, несмотря на возраст и физические недомогания – результат 18-летней каторги, Теодор Адамович полон оптимизма, ни на что не жалуется, по-прежнему энергичен и, как всегда, необыкновенно работоспособен.

Книгу об Атааллахе Аррани Шумовский издал лишь в 2006 году, в 90 лет, в Санкт-Петербурге. Автор множества научных открытий, стихов и музыкальных произведений, ученик И.Крачковского, друг Л.Гумилева, он открыл человечеству удивительного по своей самобытности и поэтическому дару азербайджанского поэта Атааллаха Аррани, включенного ныне в перечень выдающихся мыслителей мира, начиная с времен Древней Эллады и до наших дней.

Во время последней нашей беседы Шумовский признавался, что тоскует по Шемахе, помнит полет шмеля во дворике мечети Сары Топра, древние надгробья с арабской вязью и белозубую улыбку своего друга Халила, который предрекал ему стать муллой: «Я очень многим обязан Азербайджану»…