Октябрь 26th, 2008 | 12:00 дп

Сохранить без риска

  • Евгений КРИШТАЛЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

По всему миру только и разговоров о финансовом кризисе и его воздействии на глобальную экономику. Однако простому обывателю сложно разобрать, отчего из-за обвала каких-то ипотечных бумаг в далекой Америке возник такой сыр-бор и почему игры биржевиков должны вносить коррективы в его спокойную и размеренную жизнь? Для азербайджанской диаспоры, проживающей в России, не менее интересно то, как весь этот мировой катаклизм отражается на положении в самом Азербайджане, как чувствует себя историческая родина. На эти и другие вопросы корреспонденту «АК» ответил наш эксперт, советник председателя правления «Международного банка Азербайджана – Москва» Азер Сафаров.





– С чем можно сравнить разрастающийся общемировой финансовый кризис?

– Происходящее сегодня в общемировой экономике очень серьезное и сложное явление. Финансовый кризис предвещает кризис экономический, который уже перекидывается в реальный сектор производства. По масштабам и глубине воздействия его можно сравнить разве что с Великой депрессией конца 20-х – начала 30-х годов прошлого века. С тех пор экономика стала еще более интегрированной, и посему кризис будет влиять на экономическое положение в самых разных странах мира.

Дальнейшие события могут развиваться по следующим лекалам, расписанным экономической наукой. Кризис в финансовой сфере, влияя на производственные отношения, провоцирует спад экономики, иначе говоря, грядет сокращение торговли, потребления энергоносителей, металлов и другого сырья для промышленности. После спада последует определенный период депрессии, который чреват в том числе и негативными изменениями в социальной сфере, увеличением безработицы, проблем с выплатами зарплат. И только после этого этапа через некоторое время экономика начнет восстанавливаться, наращивая обороты.

Предсказать временные рамки течения всех форм кризиса очень сложно, поскольку большинство из явлений новые для экономической науки периода глобализации. В то же время еще раз подтверждена цикличность развития мировой экономики и, что очень важно, опровергнут тезис о всесильности рыночной экономики, способной саморегулироваться и самоуправляться.

Акции, предназначение которых вовлекать средства в реальную экономику, превратились в самостоятельно существующие инструменты в руках спекулянтов, начисто оторвавшихся от конкретных проектов и положения дел в той или иной компании. Путем манипуляций их стоимость могла искусственно наращиваться или падать. Под акции брались кредиты, выпускались новые необеспеченные бумаги. Потому многие банкротства последних лет оказались неожиданными для самих акционеров, переставших получать объективную информацию о своих инвестициях.

Сегодня даже в странах с самым либеральным отношением к экономике, в частности в США, Евросоюзе и Японии, не обходится без прямого вмешательства государства, вплоть до национализации банков, страховых компаний и промышленных концернов.

Американскому правительству долгое время удавалось уходить от кризиса таких масштабов, придумывая новые формы реагирования на угрожающую ситуацию и периодически вмешиваясь в экономические процессы. Та же милитаризация США, большой военный бюджет и госзаказы военно-промышленному комплексу не что иное, как вливание денег в собственную экономику. Америка притягивала ресурсы со всего мира. Но долго это продолжаться не могло, и финансовый пузырь должен был рано или поздно лопнуть.

– На одном из последних заседаний кабинета министров президент Азербайджана Ильхам Алиев заявил о том, что экономика страны не пострадает от финансового кризиса в той степени, как это происходит в других странах. На ваш взгляд, в чем основа такого оптимизма и какое влияние в целом нынешние мировые потрясения окажут на Азербайджан и на Россию?

– Начну с того, что азербайджанская экономика меньше, чем российская, вовлечена в мировую финансовую систему, а рынок акций находится в стадии формирования. Иностранный капитал в Азербайджане больше вкладывался в реальный сектор, на строительство инфраструктуры для энергопроектов, другие практические дела. Россию же в последние несколько лет заполонили биржевые финансовые капиталы, связанные с акциями и другими ценными бумагами. Потому, когда такие инвесторы стали выводить эти капиталы из российских бумаг, то биржевые индексы рухнули в разы.

С другой стороны, можно возразить: ведь и Азербайджан, и Россия – нефтяные державы, бюджет которых наполовину состоит из доходов от продажи энергоресурсов, а эффект и ущерб от кризиса будет различным. Постараюсь объяснить этот ключевой сравнительный элемент.

Финансовые потрясения могут косвенно затронуть Азербайджан на других этапах развития кризиса, о которых я говорил выше. Основной же удар действительно может прийтись на финансовые доходы от продажи нефти, которые хранятся в западной банковской системе, однако здесь необходимо отметить осторожность, с которой азербайджанские власти подходят к размещению этих ресурсов, уделяя особое внимание сохранности средств, даже порой в ущерб сверхдоходности. Как говорится, лучше меньше, да лучше и надежней.

В России ситуация несколько иная, поскольку управление всеми финансовыми ресурсами находится в руках Министерства финансов. Центральный банк России во многом потерял самостоятельность в отличие от Национального банка Азербайджана, четко и жестко регулирующего банковскую сферу страны. А правительственный орган – Минфин – более подвержен текущим воздействиям лоббистов и озадачен необходимостью учитывать негативную конъюнктуру в ущерб стратегическим задачам.

Банковское сообщество России уже неоднократно задавалось вопросом, почему стратегические резервы страны размещались в западных финансовых институтах, в то время как в самой стране нет ресурсов для долгосрочного кредитования. В итоге российские банки занимали «длинные» деньги за рубежом дороже, чем могли бы их иметь из собственных средств страны.

Сегодня российское правительство осуществляет эту программу кредитования, но уже в горячем порядке и необычайной спешке, ухудшая качественные показатели.

– Как в этой кризисной ситуации чувствуют себя Международный банк Азербайджана и его российская «дочка» МБА-Москва?

– Оба банка чувствуют себя прекрасно, поскольку работали и продолжают работать с реальным сектором экономики, финансируя конкретные проекты, действующие предприятия. Головной банк МБА и его российская «дочка» со 100% азербайджанским капиталом вовлекались в сделки на финансовых рынках, однако консервативная инвестиционная политика и полное исключение рисков позволили избежать каких-либо потерь. При первых проявлениях кризиса мы ушли с этих площадок, уменьшив до минимума свой портфель акций «голубых фишек», переведя акции в векселя (конкретные долговые обязательства компаний). Могу уверенно заявить, что МБА-Москва не понес какого-либо ущерба от финансового кризиса. Более того, именно сейчас отчетливо проявились наши преимущества грамотного управления активами перед другими финансовыми институтами России. Это субъективная сторона качества управления. Но есть и объективная сторона – надежность банка. Наши клиенты это почувствовали, и более того, сейчас мы наблюдаем приток клиентуры из других банков. В МБА-Москва они находят надежного партнера. Открываются новые счета по вкладам, в наше обслуживание переводят счета юридические лица, доверяя нам свои средства.

– Чем обусловлено такое доверие?

– За нашим банком стоит азербайджанское государство, поскольку контрольный пакет МБА принадлежит правительству страны. Азербайджан – нефтяная держава с динамично развивающейся экономикой и консервативной финансовой политикой. Она направлена на умеренное извлечение прибыли из имеющихся возможностей, не связанных с повышенным риском. Кризис как раз показал важность не столько получения сверхдоходности от вложений, но необходимость сохранения ресурсов, не допуская их обесценивания.

Российский банк МБА-Москва, как и любое другое серьезное финансовое учреждение, участвует в программе страхования вкладов и гарантирует их возврат. Более того, как банк с иностранным капиталом, мы подвержены еще большему контролю со стороны как российских, так и азербайджанских регулирующих органов. Ежегодно нас проверяют международные аудиторы из «ПрайсвотерхаузКуперс». Мы обязаны соответствовать всем мировым стандартам, а также требованиям российского и азербайджанского законодательства. Такой жесткий контроль, безусловно, играет положительную роль в повышении надежности и прозрачности банка.

– Многие российские банки свертывают кредитные программы. Не заставил ли кризис МБА-Москва пересмотреть свою кредитную политику?

– Изначально мы очень осторожно действовали на рынке кредитования. Мы не работали с ипотекой. В условиях России, когда нет доступа к длинным деньгам, она превращалась в своеобразную пирамиду. Банк также не сильно расширял и потребительское кредитование. Ссуды давались лишь ограниченному кругу физических и юридических лиц, которым мы могли бы доверять. Условия получения таких средств очень жесткие.

Параллельно мы кредитовали и кредитуем ряд строительных компаний, работающих в Москве. Несмотря на прогнозируемый спад в этой отрасли, мы уверены, что наши клиенты без потерь пройдут этот этап. Хотя бы потому при отборе мы тщательно проверяли их возможности и убеждены в состоятельности кредитуемых проектов.

– Учитывая все выше сказанное, чем в нынешних условиях банк МБА-Москва может быть интересен и выгоден для рядового жителя России?

– В этих условиях главная выгода – это надежность банка. В другое, стабильное время я бы мог указать еще множество факторов, работающих на этот показатель. Даже невысокие по сравнению с общемосковским уровнем размеры процентов по вкладам при их абсолютной доступности еще раз подтверждают важность надежности финансового института.

– Вы говорите о надежности банка подкрепленной государственным статусом материнской структуры. Но нефть все же исчерпаемый ресурс. Через 10–15 лет она иссякнет, и что тогда будет гарантировать финансовую устойчивость МБА и его российской «дочки»?

– Я уверен, что эта надежность с годами будет лишь укрепляться. Такую убежденность мне дает разумная и рациональная политика правительства Азербайджана, направленная на превращение «черного золота» в «человеческий капитал». Страна стремительно модернизируется, переходя на новые инновационные технологии, формируется новая современная инфраструктура. Стимулируется развитие ненефтяного сектора экономики. Подтверждением этому и результаты выборов президента, в ходе которых безоговорочную победу с подавляющей поддержкой избирателей одержал действующий глава государства Ильхам Алиев. Сохранности ресурсов для будущего поколения уделяется первостепенное внимание. Азербайджан осуществляет стратегический план развития, рассчитанный на далекую перспективу, и в этом отношении надежность и устойчивость банковского сектора будут играть не последнюю, а возможно, и основную роль.