Ноябрь 01st, 2008 | 12:00 дп

В согласии с миром и с собой

  • Ильхам БАДАЛБЕЙЛИ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Сентябрь в том далеком 92-м году выдался на славу. Море было спокойное, августовский зной уже спал, и мягкие лучи солнца нежно обволакивали землю, щедро раздаривая остатки летнего тепла. Народу на правительственной даче в Загульбе было немного, «контингент», как здесь называли пользователей государственных дач, разъехался по домам, изредка в еще тенистых аллеях встречались бабушки с маленькими детьми. Словом, все располагало к безмятежному отдыху и творчеству. Писалось легко и много. Помнится, тогда я написал стихотворение «Загульба», где были такие строчки:





Дача с окнами на море,
День и ночь шумит прибой.
Прихожу к согласью в споре
С целым миром и с собой.
 

Каждый день, выходя на прогулку, я встречал изумительно трогательную пару, не спеша прохаживавшуюся по зеленым аллеям парка и о чем-то нежно щебетавшим меж собой. Это были Муслим Магомаев и Тамара Синявская. Встречаясь, мы по принятой здесь традиции здоровались и тут же расходились, не докучая друг другу ненужными, ни к чему не обязывающими вопросами. Мне кажется, они, как и я, «вдали от шума городского» искали гармонию и согласие с миром и с собой.

Говоря о даче в Загульбе, нельзя не упомянуть о спасателях Закире и Вагифе, колоритнейших фигурах, готовых в лепешку разбиться, чтобы угодить, доставить радость отдыхающим. По крайней мере по отношению к себе я могу сказать это точно. Полнеющий, рано начавший лысеть и седеть Закир и худой, юркий живчик Вагиф, оба черные как смоль от загара, они были разные, но в то же время как бы дополняли друг друга.

Через несколько дней, заметив отсутствие Муслима, я спросил об этом у Закира и узнал, что Муслим срочно по делам улетел в Москву, но, как подчеркнул Закир, оставил Тамару Ильиничну на их попечение и наказал всячески ухаживать за ней и не давать скучать. И ребята старались вовсю. В беседку на берегу моря, в которой обычно отдыхала именитая гостья, они вынесли телевизор, тем самым предоставив ей возможность каждое утро смотреть очередную серию фильма «Богатые тоже плачут». Особую радость ей доставлял заваренный Закиром чай – черный, ароматный, который он подносил ей в стакане-армуды. Моя обязанность заключалась в том, что я каждое утро брал из буфета бутылку минералки и колы, которые Тамара Ильинична поглощала с не меньшим удовольствием, чем чай, заваренный Закиром.

Когда на следующий год я по делам, буквально на два дня, прилетел в Баку, а дело было также осенью, я сумел выбрать время и на полчаса заехал на дачу. Встретивший меня с объятиями, еще больше полысевший и пополневший Закир рассказал, что Муслим очень остался доволен тем, что в его отсутствие так заботливо ухаживали за его женой, и сделал щедрые подарки ему и Вагифу.