Ноябрь 23rd, 2008 | 12:00 дп

Дом на бывшей Колодезной

  • Елизавета КАСУМОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

К 10-летию со дня создания в Баку Дома-музея Ростроповичей
На тихой бакинской улочке, звавшейся когда-то Колодезной, а ныне носящей имя живших здесь в 20-е годы прошлого века двух прославленных музыкантов-виолончелистов, расположился Дом-музей Леопольда и Мстислава Ростроповичей. Примечательно, что не только дом, в котором они жили, но и вся улица, несмотря на наступающие со всех сторон новостройки, сохранила облик и ауру того, теперь уже далекого времени.

Поднимаюсь на второй этаж и попадаю в прихожую бывшей квартиры Ростроповичей. Меня встречает директор музея Шейла ханум Гейдарова, которая и рассказала об основных эпизодах бакинского периода жизни Леопольда Витольдовича. Как известно, он происходил из дворянского польского рода – в музее имеется генеалогическое древо Ростроповичей, воссозданное Шейлой ханум, корни которого берут свое начало в 1690-х годах.

Родился Леопольд Ростропович в 1892 году в семье учителя музыки Витольда, как вспоминал его сын, который «играл превосходно и зарабатывал достаточно». И пусть в доме постоянно звучала музыка, только одному из четверых детей Витольда Ростроповича – Леопольду – настолько она полюбилась, что он, как и его отец, сделал семь нот своей профессией. Отец научил его игре на фортепиано, а вот к виолончели Леопольд пристрастился с легкой руки музыканта М.А.Лукинича. Окончив с золотой медалью Петербургскую консерваторию, Леопольд Ростропович концертировал в крупных городах России и Польши, а также в западных столицах. В Париже он стажировался у знаменитого испанского виолончелиста Пабло Казальса, а на одном из конкурсов в Берлине завоевал звание первого виолончелиста Европы и стал обладателем великолепной виолончели работы Гварнери.

В 1912 году он вернулся в Петербург и стал артистом оркестра Императорских театров. В этом звании спустя два года он впервые появился в Баку, который славился бурно развивавшимися экономикой и культурой. Здесь он прожил несколько лет. Играл в симфоническом оркестре Общественного собрания, преподавал в Бакинской музыкальной школе Шефферлинга, располагавшейся в доме Дадашева (ныне музыкальная школа № 2), давал концерты, в том числе и благотворительные. В 1917 году он перебрался в Саратов, преподавал в тамошней консерватории, прошел через много бедствий, едва не погиб, переболел тифом, потерял от этой страшной болезни первую жену…

В 1922 году он вступил во второй брак с Софьей Николаевной Федотовой, с которой спустя три года вновь оказался в Баку, куда его пригласил Узеир Гаджибеков на должность профессора Азгосконсерватории, где он преподавал по классу виолончели, много сочинял, создал первый в Азербайджане струнный квартет (две скрипки, альт и виолончель). Он вырастил много известных музыкантов, одним из которых был Асаф Зейналлы.

Его второй бакинский период, продлившийся до 1931 года, стал одним из лучших в его жизни. Здесь родился его сын Мстислав, унаследовавший и приумноживший таланты отца и его славу. Свой жизненный путь Леопольд Ростропович окончил в городе Оренбурге, где и скончался в 1942 году.

– Хочу отметить, что в музее немало экспонатов, связанных с бакинским периодом жизни Ростроповичей, – говорит Шейла ханум. – Недавно к ним прибавился еще один – документальная кинолента «Нет земли родней» талантливого азербайджанского режиссера Зии Шихлинского, отражающая бакинский период жизни этих прекрасных музыкантов. Фильм, в котором использованы очень интересные архивные данные, подарен нам автором в этом году к 10-летию музея.

Действительно, музей существует уже десять лет. Указ президента Азербайджана Гейдара Алиева о его создании был подписан в 1998 году, и тогда же началась работа по сбору материалов, ставших экспонатами. Возглавила эту работу директор музея Шейла Гейдарова, которую с полным правом можно назвать главным создателем музейной экспозиции.

– Когда вышел указ, здесь была обычная квартира, в которой жили обычные люди. Им предоставили другую жилплощадь, а эту отремонтировали, – вспоминает Шейла ханум. – То есть начинать приходилось с чистого листа. Мы не раз встречались с маэстро Мстиславом Ростроповичем, советовались… Идея проекта виделась нам в таком аспекте: в мемориальной части, то есть период с 1925 по 1931 год, показать и рассказать о жизни и творчестве этих больших музыкантов с акцентом на бакинский период, их бакинские связи, их влияние на нашу виолончельную школу, на развитие азербайджанского виолончельного искусства…

Но где было взять экспонаты? И Шейла ханум обратилась к общественности города с просьбой приносить в музей все, что у них сохранилось по данной тематике. Надежды было мало, ведь прошло столько времени. Но оказалось, что бакинцы бережно хранили и газеты, и программки, и ноты того периода и с радостью передавали все это в музей. Гордостью музейной экспозиции стал автограф на нотах Шопена – это виолончельные ноты из альбома графини Шереметевой, и на них – автограф самого Леопольда Ростроповича.

Сегодня в четырех музейных залах, каждый из которых посвящен определенному периоду жизни известных виолончелистов (кстати, число экспонатов музея сегодня приблизилось к трем тысячам), можно увидеть антикварную мебель тех лет и другие предметы обихода, часть которых принадлежала семье Ростроповичей, а также множество раритетов, воссоздающих атмосферу того времени, – нотные альбомы, выпущенные в начале прошлого века, вырезки из газеты «Каспий» 1914–1916 годов, сообщавшие о концертах и мастер-классах Леопольда Ростроповича в Баку, подлинники его писем Узеиру Гаджибекову, композиторам Глазунову и Зилотти.

Множество экспонатов связано с жизнью Мстислава Ростроповича – значительную их часть он подарил музею лично. К примеру, телогрейку, в которой он во время Великой Отечественной войны выступал в госпиталях, награды разных государств мира, из которых – итальянский орден «Большого Кавалера», французский орден «Гранд Офисье» и испанский «Изабелла Католика».

– Мстиславу Ростроповичу очень нравилось у нас, – продолжает Шейла ханум. – Ему был дорог этот дом, в котором он родился, где сделал свои первые шаги, произнес свои первые слова, где в четырехлетнем возрасте сочинил свое первое музыкальное произведение – «Польку». Он всегда подчеркивал, что у него генетическая любовь к азербайджанской земле. Знаете, он всегда очень торопился, у него был очень насыщенный график, но когда он приходил сюда и нас предупреждали, что у него всего 30 минут времени, он засиживался, проводя у нас по 2–3 часа. «Мне приятна здешняя аура», – говорил он. И шутливо спрашивал: «Нельзя ли где-нибудь тут поставить мне кроватку?»

И он, и его супруга с большим одобрением относились к нашему музею и нашей деятельности. В последний раз, уже после смерти маэстро, к нам приезжала Галина Вишневская с дочерьми. Они привезли много материалов, личных вещей, как это делал в каждый свой приезд сам маэстро. Кстати, вот в этой витрине – часть его личных вещей, которые он брал с собой в дорогу – пиджак красивого густо-синего цвета для выходов в свет (он надевал его, отправляясь на встречи с президентами и королями) и специально заказанный для него галстук с вышитыми на нем виолончелями, а также шелковая рубашка с любимым им воротником-стоечкой.

Так что экспозиция музея постоянно пополняется …

– Что в планах? Мы хотим издать свой каталог, который разработали еще в 2005 году, – говорит Шейла ханум. – И еще подготовили и надеемся в этом году выпустить электронную «визитку» музея. Это будет компьютерная версия, позволяющая совершить экскурсию по музейным залам, то есть виртуально посетить музей.