Декабрь 01st, 2008 | 12:00 дп

Изгнанники в своем Отечестве

    1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
    Loading ... Loading ...

    или О столичном провинциализме
    В конце октября Рустам Ибрагимбеков дал интервью интернет-изданию Правда.ру, в котором в ряду других тем были затронуты проблемы сегодняшней культуры в Баку об эрозии его веками складывавшейся духовности, о дефиците национальной элиты. И разразился скандал, инициированный некоторыми депутатами Милли меджлиса. Их возбудили суждения кинодраматурга Рустама Ибрагимбекова по поводу элитарности сегодняшнего общества. Дискуссия перекинулась на страницы бакинской прессы. Большинство авторов солидаризировались с точкой зрения Рустама Ибрагимбекова. Предлагаем вниманию читателей размышления известного азербайджанского публициста Эмиля Агаева.

    То, что Рустам Ибрагимбеков сказал про покинувшую страну бакинскую элиту и чем это чревато, бесспорно. Хотя столь же бесспорно – уехали не все, национальная элита в Азербайджане, конечно, есть, и немалая!

    Вот и поговорим о тех, кто НЕ УЕХАЛ. Как они? Чем занимаются? Насколько нужны у себя дома, в своей стране?

    …Недавно в узком кругу близких я отмечал свой юбилей (не важно какой) и обнаружил, что большинство сидевших за столом не у дел. Возраст? И это (хотя знания и жизненный опыт нередко – эквивалент молодости). Но среди сидящих за столом были и люди далеко не пенсионного возраста, даже молодые, которые работают далеко не там, где должны работать, занимаются далеко не тем, чем должны заниматься и что могло приносить не только удовлетворение лично им, но и общественную пользу.

    Почему?

    Оставим в стороне и распад советской империи (сколько времени прошло!), и то, что мы называем сейчас «рыночной экономикой».

    Повторю, за столом сидели люди грамотные и знающие, талантливые в своей области, а потому в принципе полезные.

    Так откуда же эта НЕВОСТРЕБОВАННОСТЬ?!

    Первое – да, среда. Известную формулу о переходе количества в качество обычно трактуют как движение от плохого к хорошему, как прогресс; хотя это далеко не всегда так.

    Самый наглядный пример (то, о чем Рустам и сказал) – зло, которое принесла Баку неконтролируемая никем и ничем миграция. Опровергать это или оправдывать, ссылаясь на беженцев и прочее, как это делают наши «местечковые деятели», по меньшей мере глупо.

    …Иду по Баку с двойным чувством. С одной стороны – да, что-то изменилось в лучшую сторону. Нет былой антисанитарии, мелкой торговли на каждом углу. Фасады зданий, камень которых посветлел (насколько чистка полезна для старых зданий – другой разговор), кажутся наряднее. Современная реклама, внешний порядок и спокойствие. Но, с другой стороны, стало куда более тесно, городу не хватает культуры, солидности – СТОЛИЧНОСТИ, скажем так. Там и здесь неряшливость, бестолковость, безвкусица – в манерах, в одежде, в речи.

    Так, будто ты оказался в огромном современном городе и одновременно – в глубинке, в каком-то отдаленном городке.

    А теперь… Неся с собой уже не просто некоторые неудобства для города и горожан, бытовую провинциальность (бытовое просто бросается в глаза) – нечто большее!

    Богобоязненность, честность, трудолюбие крестьянства стали отступать перед житейской расчетливостью, поисками выгоды только для себя, ну и, конечно, старыми регионально-семейными постулатами – поддержке «своих».

    Ну а что город? Гостеприимство, человеческое участие – все это стало приобретать меркантильные черты. Обвал произошел вместе с Карабахом, с крахом СССР. С первыми беженцами из Армении; и кто его знает, как бы все обернулось – и для беженцев, и для Баку, и для самого Карабаха, если бы направление этого первого удара пришлось не на Баку и Сумгаит, а на саму скандальную нашу автономию.

    Но что произошло, то произошло!

    Сколько времени муссируется тема дорвавшихся до власти непрофессионалов во времена народного фронта! Тут есть о чем поспорить; например, по своему личному журналистскому опыту я знаю – в президентском аппарате при Эльчибее сидели не одни только бездари и самоучки, была и грамотная, патриотически настроенная интеллигенция. Однако в целом знания и опыт действительно отступили перед до болезненности обнаженной, как оголенный нерв, НАЦИОНАЛЬНОЙ ИДЕЕЙ, которая хлынула с распадом СССР, как вода через разрушенную плотину, отторгая все, что мешало ей.

    Последовавшие за этим трагические события (особенно Январь, Ходжалы), откровенная причастность Москвы ко всему этому рикошетом ударила – не могла не ударить – и по отношению к русским, и в частности – по русскому языку.

    Правда, даже в те годы в Азербайджане не дошло до того, чтобы запрещать говорить по-русски в общественных местах, как это стали делать, например, на Украине. Однако подхлестнуло с новой силой миграцию – уже не только армян и русских – русскоязычных, в том числе азербайджанцев… Уехало много высоквалифицированных специалистов, инженеров, врачей и учителей, деятелей науки и искусства, просто рабочих, мастеров «золотые руки» – бакинской элиты.

    Это было, увы, своего рода данью времени, объективным историческим процессом в становлении современного азербайджанского государства – в условиях первого и самого ожесточенного на территории бывшего СССР сепаратистского конфликта.

    Возвращаясь к столу, за которым сидели мои друзья, спешу сделать оговорку: азербайджаноязычных среди них было даже больше, так что дело не только в языке.

    Но чтобы закрыть эту тему, скажу: первой ошибкой, на мой взгляд, было сведение проблемы только к ЯЗЫКУ, второй ошибкой – к ОДНОМУ языку, только родному.

    А ведь точно так же, как изучение русскоязычными азербайджанского – этого мало для того, чтобы стать полноценным гражданином этой страны, необходимо еще и приобщение к национальной истории и культуре – точно так же знание азербайджанцами только своего родного языка, только своей культуры – этого в современном мире тоже недостаточно. «Человечество не может обходиться без ОПОРНЫХ языков, на которых покоятся мосты культур и цивилизаций, языков, суммирующих мировую мысль» – эти слова Чингиза Айтматова весьма злободневны, тем более – для новых независимых государств, которые пытаются строить свою государственность с учетом мирового опыта.

    Да и сама глобализация, с одной стороны, требует широты взгляда на вещи, выхода из территории обитания в «пространство мира», а с другой – унифицирует, упрощает, выбирает, отсеивает… А значит, актуализирует роль как мировой культуры, так и культур национальных, которые во все обостряющейся борьбе культур и цивилизаций, взаимно не развиваясь и не обогащаясь, могут не выдержать конкуренции, просто исчезнуть с лица земли.

    Вместе с тем, если говорить о нынешних временах, о нашем новом поколении, то дело не только в том, что стал забываться русский, что появилось стремление к английскому, другим языкам. Стали «забывать», увы, И СВОЙ РОДНОЙ, если иметь в виду язык грамотный, чистый, литературный. «То, что происходит с азербайджанским сейчас, – это ужасно!» – говорит мой друг, писатель Сейран Сахават. Причем не только на бытовом уровне… Вы послушайте, как говорят на нашем телевидении и радио, причем не только гости и «люди с улицы» – сами ведущие и дикторы. На самом деле – ужас!

    Хуже того. Появилось то, что я бы назвал бы «ПОЛУЯЗЫЧИЕМ». Ребенка отдают в русскую школу или в турецкий лицей (все та же мода на «не свое»!), в результате чего он вроде бы говорит и на том, и на другом, но не чисто, по существу не знает НИ ОДНОГО!

    …Еду в автобусе. Дородная женщина, втиснутая не без труда в джинсы, звонит по мобильному: «Салам, неджесен? Ту пошел ушкол? Я – придешь – дома…» И все это как можно более громко, на весь автобус – мол, слышите, и мы из «высшего общества»!

    До сих пор я говорил об объективных социальных причинах. Но есть и субъективные.

    Дело не только в элите, в самом интеллектуальном, умном выборе – он зачастую зависит от того, в какой обстановке этот выбор делается, в рамках какой СИСТЕМЫ, да и возможен ли выбор вообще!

    Тем не менее в системе власти, которая утвердилась в Азербайджане, люди способные, талантливые могут найти себе применение за счет… нет, не только одного таланта и способностей. Нередко за счет и отказа от свободного и честного их применения, более того – отказа ОТ СОВЕСТИ (взятки, лесть).

    Если хочешь быть при деле, беги в нужном направлении, не смотря по сторонам и видя перед собой только «нужный» отрезок пути (нужный, повторю, не тебе – тем, кого ты везешь!)

    А под видом патриотизма мы наблюдаем, по существу, новый виток национализма, только – не национального подъема, САМОУТВЕРЖДЕНИЯ, обусловленного распадом империи и строительством собственной государственности, идущего от народа, как это было, а политизированного, пропагандистски расчетливого, национализма САМОИЗОЛЯЦИИ, самоотстраненности, замкнутости.

    Кто, какие людские кадры при этом нужны – ясно. Правда, на удочку «хорошей жизни» под крылом власти попадаются не одни только бездари, есть среди них и люди способные и знающие, даже таланты. Но эти таланты вскоре меркнут и чахнут, не найдя себе НОРМАЛЬНОГО применения.

    …Разве не объявили у нас борьбу с коррупцией? Объявили, даже приняли соответствующую государственную программу. В принципе эта борьба требует обновления кадров, разрыва преступных нитей связи, для чего нужны «свежие» головы? Вот они – за моим столом! А если мысленно расширить этот «стол», почитать письма, послушать телефонные звонки – умные, дельные, житейски точные, наполненные не просто недовольством, но и человеческой болью.

    Возвращаясь к заданным в начале статьи вопросам, не все – далеко не все, в силу тех или иных жизненных обстоятельств и личных убеждений, уехали из страны!

    Но… Они привыкли говорить то, что думают, говорить то, что есть – без подсказки (а тем более указания) со стороны. Они смотрят вперед – в новое, а не назад, в старое, причем не выставляя его в качестве иконы. Они мыслят критически, а не «апологетически».

    С самыми азами культуры они усвоили главное – интеллигенция, элита, будучи высшим выразителем национальных интересов, высших целеустремлений, духовности, не может не быть в ОППОЗИЦИИ (речь не о политической оппозиции). Ведь ее функция – это размышление, осмысление, постижение, ОППОНИРОВАНИЕ – то, что в принципе отвечает интересам и самой власти, если ей нужны верные решения.

    Нужны ли мы в таком качестве? Увы.

    Вот потому-то мы и оказались сегодня не у дел (хотя, оговорю в скобках, лично я таковым никогда себя не чувствовал и не чувствую, благодаря счастливой своей профессии – публицист). Потому и оказались мы ИЗГНАННИКАМИ В СВОЕМ ОТЕЧЕСТВЕ…

     
     

    P.S. То, что в этом есть и наша вина, – тема отдельного, углубленного разговора. И к нему приглашает нас опять же Рустам Ибрагимбеков.

    Вот цитата из недавнего его письма к дочери Расима Оджагова: «…Кстати, и журналисты у нас есть блестящие, и ученые замечательные, и писатели выдающиеся, и художники знаменитые, и музыканты всемирно известные, и инженеры заслуженные, и перечень этот длинен. И каждый из этих людей, несомненно, вполне интеллигентен. Но, к сожалению, все они, или точнее мы, суммарно не образуем сообщество под названием азербайджанская интеллигенция. Мы не существуем как общественная сила, влияющая на жизнь нашей страны, на ход событий, определяющих качество жизни нашей родины. Наши частные суждения и мнения не складываются в целостное Общественное мнение, без которого невозможно нормальное существование ни одной демократической страны. И все из-за того, что мы очень робки в выражении нашей гражданской позиции».

    Яснее не скажешь!