Декабрь 01st, 2008 | 12:00 дп

Приключения революции

  • Евгений КРИШТАЛЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Первый юбилей революции роз Грузия отметила совсем непразднично. Поводов для радости от ее свершений практически не осталось. Обещанного пять лет назад всепоглощающего триумфа демократии не произошло. Весь запал народного единения выгорел в момент, так и не приблизив страну к решению первоочередных задач. Экономика страны, накачанная чужими деньгами, так и не сделала Грузию похожей хотя бы на самые бедные страны ЕС. За эти же годы мятежные грузинские провинции Абхазия и Южная Осетия еще больше отдалились от Тбилиси, получив международное признание как независимые государства. А отношения с Россией, самым крупным соседом Грузии, и вовсе оказались испорченными на долгие годы. Пафосные мероприятия, прокатившиеся по грузинским городам, лишь подчеркнули, что революция захлебнулась и требует иного продолжения.

Смявшиеся розы
 

Грузинская революция 2003 года лишь подчеркнула современникам незыблемость исторических параллелей и политологических аксиом. Идейные организаторы и исполнители революционных переворотов в итоге оказываются на дне политической жизни, погрязнув в распрях и дележке успеха от обладания властью. Трио тбилисских «героев» пятилетки в лице Михаила Саакашвили, Зураба Жвании и Нино Бурджанадзе распалось практически сразу. Зураба Жвании, ставшего премьером революционного правительства, не стало в живых очень быстро после весьма сомнительного несчастного случая, а «железная леди» грузинской политики в годовщину революции объявила о создании партии, оппозиционной Саакашвили, и своем желании баллотироваться на пост президента. Нино Бурджанадзе за годы демократии успела почувствовать бремя президентской власти в момент перевыборов и политического кризиса, уже имевшего место в стране годом ранее. Нынешний кризис власти грозит более серьезными потрясениями.

Грузинское общество, с энтузиазмом поддавшееся эффекту «демократической» толпы и шедшее на штурм парламента в далеком уже ноябре 2003-го, разделилось на противоборствующие лагеря. Вся эта суета вокруг «роз» была легко прогнозируема, но грузины предпочли самостоятельно наступить на грабли.

 
Смена революции на солидарность
 

В итоге Михаил Саакашвили вынужден в своем обращении к нации объявить 23 ноября Днем солидарности и признать, что за прошедшие пять лет руководство страны не сумело оправдать всех надежд населения. Впрочем, виновными в этом, по его мнению, стали отнюдь не внутренние дрязги, а происки внешних врагов, стремящихся задушить грузинскую демократию, а также несколько завышенные надежды, которые «всегда превышают возможности».

Просить о единении вокруг новой идеи для Саакашвили не впервой. Однако в этом порыве он далеко не одинок, а объединиться грузины могут вокруг другого «розового» лидера – Нино Бурджанадзе. Соратник Саакашвили, защитившая в нужный момент президента, честно исполнявшая обязанности главы государства и затем вернувшая полномочия лидеру, окончательно вышла из тени харизматичного революционера. Своей прагматичностью и умеренностью она привлекает больше интереса у избирателей, ищущих затишья в революционной борьбе.

Нино Бурджанадзе вот уже полгода как ушла из президентской команды. После августовских событий она начала активно критиковать президента и правительство страны, призывая руководство Грузии уйти в отставку и назначить досрочные выборы. В прошлое воскресенье состоялся первый съезд партии «Демократическое движение – Единая Грузия». Все свое выступление Бурджанадзе посвятила острой критике Саакашвили. «Грузия вопреки обещаниям во время революции получила тяжелейшую ситуацию – мы проиграли войну, потеряли территории. Погибли сотни людей, беженцами стали тысячи семей», – отметила она. По ее словам, доверие к грузинскому правительству потеряно как внутри страны, так и за ее пределами.

«В любой цивилизованной стране правительство, которое довело страну до гибели, ушло бы в отставку добровольно, или же народ сам вынудил бы его уйти. Мы должны сменить правительство конституционным путем», – заявила на съезде Бурджанадзе. По мнению экс-спикера, «все, кто допустил ошибки, должны быть наказаны». «Не вижу повода для того, чтобы президент после всего, что произошло, с радостным и довольным лицом разговаривал со своим народом», – добавила Бурджанадзе.

Политик выразила готовность сотрудничать со всеми демократическими силами, однако оппозиция пока скептически относится к новой партии, поскольку видит в Бурджанадзе потенциально сильного кандидата в президенты Грузии. Правда, президентские выборы, если только не произойдет иных катаклизмов, должны состояться только через пять лет.

 
Стрельба по воробьям
 

Михаил Саакашвили для придания торжествам по случаю годовщины революции пущей солидности пригласил в Тбилиси польского президента Качиньского. Но сразу после прибытия в аэропорт он решил показать гостю факты «российской агрессии». Кортеж президентов отправился в сторону югоосетинской границы, в Ахалгорский район, где еще остаются российские войска. И как на заказ для уха польского гостя прозвучали выстрелы, не на шутку перепугавшие не только его, но всех его сопровождавших. «Когда мы доехали до российского патруля, с российской стороны раздались выстрелы. Было как минимум три серии выстрелов из карабинов», – сказал министр в канцелярии главы Польши Михал Каминьский.

Инцидент был сразу подан как нападение на президентов со стороны российских «оккупантов», а мировые СМИ наперебой стали обсуждать, реально ли Россия выполняет миротворческий План Медведева–Саркози.

В Москве расценили прозвучавшие из Тбилиси заявления о выстрелах в буферной зоне, якобы сделанных российскими миротворцами, как очередную провокацию грузинской стороны.

Лишь спустя несколько дней польская же газета «Дзенник» сообщила, со ссылкой на доклад польской спецслужбы «Агентство внутренней безопасности» (АВБ), что инцидент со стрельбой около автомобиля президента Польши Леха Качиньского в Грузии устроили сами грузины. «Выстрелы вблизи автомобиля президентов Польши и Грузии были грузинской провокацией», – цитирует газета отчет АВБ. «После первой очереди из автоматического оружия, раздавшейся вблизи кортежа двух президентов, грузинская охрана никак не отреагировала, а сам президент Грузии Михаил Саакашвили улыбался», – говорится в документе. Подозрительным для аналитиков АВБ показался и тот факт, что впереди кортежа грузинские власти пустили автобус с прессой, чтобы журналисты первыми оказались на месте инцидента.