Декабрь 13th, 2008 | 12:00 дп

«Опасные» мысли

  • Афранд ДАШДАМИРОВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Окончание.Начало в предыдущем номере
Разговор о роли интеллигенции в истории и современной жизни азербайджанского общества давно назрел. Между тем дефицит осмысления профессионального и этического потенциала сегодняшней интеллигенции, ее реальной роли в социально-культурной и общественно-политической жизни страны стал «камнем преткновения» на пути формирования жизнеспособного гражданского общества, укрепления демократических начал суверенного государства. В связи со сказанным критические суждения Рустама Ибрагимбекова о национальной элите оказались как нельзя более своевременными. Потому как назрело!





«Механизмы» в разрезе
 

Писатель сказал: «…нарушен механизм образования национальной элиты». Это истинная правда. Но логика развития дискуссии расширяет ее границы. Если взглянуть на обсуждаемую проблему с позиций критического анализа, то обнаруживается вся проблематичность социокультурной ситуации в обществе, особенно в сфере традиционных механизмов формирования и воспроизводства интеллигенции, характера смены поколений и их преемственности.

В связи с этим я хочу коснуться некоторых «механизмов» социально-культурных процессов.

Во-первых, речь идет о воспитании. Предполагается, что оно должно основываться на высокой нравственности, гражданственности и патриотизме (свободного от кичливости и самовосхваления). Честность, ответственность, гуманность, трудолюбие, образованность, наконец свободолюбие – элементарные нормы, на основе которых должны воспитываться подрастающие поколения граждан суверенного государства. Пространство воспитательного процесса – семья, школа, социальная и духовная среда, включая СМИ, теневые отношения и так далее.

Во-вторых, образование – как общее, так и высшее профессиональное. Оно должно быть общедоступным и качественным, чтобы интеллигенция пополнялась высококвалифицированными кадрами. Для особо одаренных детей должны создаваться специализированные школы. Подобные той специальной музыкальной десятилетке при Азербайджанской консерватории, что в 50-е годы воспитала выдающихся композиторов и исполнителей, прославивших азербайджанскую музыкальную культуру на весь мир. Такие школы нужны во многих направлениях профессиональной деятельности. Это один из оптимальных способов создания своего рода резерва творческих элит. Если об этом не позаботится государство, численность настоящей элиты будет и дальше сокращаться. Качественное воспитание и образование, как известно, дорого стоят, и большинству населения это удовольствие недоступно.

В-третьих, власть и общество обязаны обеспечивать постоянный спрос в способных, талантливых, ответственных кадрах, создавать для этого необходимые материальные и моральные условия и стимулы. Удовлетворение общественной потребности в талантах, достойных и порядочных гражданах предполагает соответствующие стимулы реализации механизмов спроса на профессионалов высокой квалификации во всех сферах. Есть ли у нас такие качественные механизмы? Если есть, то почему они не срабатывают? Если их нет или они плохо работают, то о чем спор? О какой элите в таком случае может идти речь!

Впрочем, вышесказанное – всего лишь абстрактная, довольно плоская схема того, через какие механизмы должна готовиться интеллигенция, включая ее элитарный уровень. В жизни, однако, все иначе – человеческий фактор развивается и обогащается через противоречия. Есть вещи, без учета которых невозможно полнокровное развитие общества, строительство полноценного, эффективного государства. Среди них – те самые одаренные кадры, которые «решают все».

 
Коррупция против элиты
 

Однако есть явления, которые мешают (если не разрушают) эффективное функционирование упомянутых «механизмов». Ограничусь только одним, наиболее разрушительным явлением – это коррупция. Нет нужды объяснять, каким образом она не только превращает образование и общественное воспитание в систему имитации «производства» работников умственного труда. Хуже того, коррупция развращает нацию настолько, что, деформируя ее нравственные приоритеты, разрушает этику и нормы профессионализма во всех сферах. Так и происходит подмена механизмов социокультурного развития средствами и методами его торможения. Ради справедливости отмечу, что коррупция вошла в нашу жизнь задолго до крушения советской власти. С обретением независимости она никуда не делась, более того – выросла настолько, что ее перестали стыдиться. Она стала обыденным явлением и перестала быть неприличной, хотя по-прежнему считается уголовно наказуемым деянием.

Теперь, чтобы преодолеть это явление, необходимо разрушить ее инфраструктуру в сфере культуры, образования, науки. Иначе имитация производства, формирования квалифицированных кадров для науки, экономики, культуры, многих других сфер трудовой деятельности будет тиражировать бесплодную квазиинтеллигенцию. И откуда же рождаться настоящей элите? Ее ряды редеют, и она неизбежно начинает замещаться квазиэлитой, выделяющейся не столько личными качествами и способностями, сколько высокими претензиями, пробивной силой и теневыми связями.

Может показаться, что изложенное слишком упрощенно. Возможно. Но, во всяком случае, краски не сгущены, к сожалению. То обстоятельство, что в абсолютном большинстве постсоветских государств, включая РФ, коррупция широко распространена, отнюдь не упрощает и не оправдывает сопутствующую ей ситуацию в обществе. Более того, указанное обстоятельство должно вселять серьезную тревогу, ибо масштабы коррупции и ее распространенность на постсоветском пространстве указывают как раз на системный характер угрозы, тормозящей основы поступательного развития общества.

 
Назад, в будущее
 

Как известно, радикальная смена эпох и режимов нередко сопровождалась во многих странах сменой элит, откатом цивилизованности, образованности обществ, падением нравов. Именно подобное последствие вызвало крушение СССР. Оно сказалось так или иначе во всех постсоветских странах. Каждая из них по-разному справляется с трудностями и конфликтами переходного периода. Некоторые страны до сих пор переживают нестабильное состояние. Что касается Азербайджана, то понадобилось 10–15 лет, чтобы упрочить политическую стабильность, превзойти и радикально изменить экономическое развитие страны, восстановить в обществе порядок. Но смена элит произошла, как мне представляется, с наибольшими издержками и потерями. Сегодня – возможно, это одна из важнейших проблем независимого Азербайджана – необходимо добиться того, чтобы современная элита в науке, культуре, искусстве приблизилась к качественному уровню азербайджанской элиты 50–80-х годов. Есть еще одна категория – политическая элита. При советской власти по определению особой политической элиты в стране не существовало – был слой правящей бюрократии, не более того. Новая политическая элита в современных постсоветских государствах – это особый разговор и особая проблема.