Декабрь 14th, 2008 | 12:00 дп

Спокойствие, только спокойствие

  • Паша ВАЛИЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

В общении с народом «лидер нации» проявил себя «крепким хозяйственником»
Это была речь премьера. Уверенная, компетентная, с легкой интонацией «лидера нации», к которому мы начали привыкать последние несколько лет. Но прежние, не терпящие возражений чеканные формулировки глобального масштаба остались в прошлом. Итог «разговора с премьером» можно назвать парадоксальным: Владимир Путин в очередной раз подтвердил свою репутацию главного человека в стране, не претендуя при этом на статус действующего главы государства.





Если верить пословице, «не место красит человека». Как и год назад, участвуя в «Разговоре с Владимиром Путиным», страна общалась с Властью. Ответы премьера носили подчеркнуто неполитический характер. Да и сам подбор вопросов «дорогих россиян» вел премьера в колее «крепкого хозяйственника». Впрочем, никаким разжалованием тут и не пахло: на фоне разгорающегося пожара кризиса любые рассуждения о высоких материях выглядели бы злостным политиканством.

 
Экономика должна быть…
 

Главная тема «Разговора с Владимиром Путиным» была предопределена. Снова, как и в первый год его первого президентского срока, страну интересовало мнение лидера нации относительно ближайшего финансового будущего. Ответная реакция продемонстрировала всю глубину перемен, произошедших во взаимоотношениях власти и общества. Различия были заметны невооруженным глазом: если девять лет назад рассуждения первого лица носили откровенно популистский характер, то сегодня, по выражению одного из комментаторов, «он явно ставил выше просьб граждан и предпринимателей интересы естественных монополий и сырьевых компаний». Популизм остался, но его оболочка претерпела радикальные изменения. Теперь, как отмечают многие эксперты, власть расставляет акценты, оперируя не лозунгами, а цифрами. А так как демонстрация мрачной картины надвигающегося дефолта отнюдь не соответствует интересам государства, заметная часть представленных цифр плохо стыкуется с реальностью.

Первые странности были отмечены еще в экономической преамбуле «Разговора с Владимиром Путиным». Говоря о нынешнем состоянии российской экономики, премьер заявил, что по итогам 2008 года инфляция в России выйдет на показатель 13%. По данным главы правительства, обусловлен этот показатель в первую очередь «…мировым кризисом и тем, что Центральный банк и Минфин вынуждены были вбросить в экономику большой объем денежных средств». Присутствовавшие на телемосте экономисты с недоумением переглянулись: даже по крайне скромным оценкам ее средний показатель уже перевалил за отметку в 15%.

Чуть менее оптимистичной была премьерская оценка состояния рынка труда. Про недавнюю «нехватку рабочих рук» говорить не приходилось по определению. Так и не озвучив модное сегодня словосочетание «массовые увольнения», Владимир Путин отнес борьбу с безработицей к числу безусловных приоритетов федеральных и региональных властей. Рецепт действий правительства при этом явно заимствован из наследия американского президента Рузвельта, отправившего безработных на строительство дорог за еду и доллар в день. Так, по словам российского премьер-министра, одной из мер, направленных на трудоустройство теряющих рабочие места россиян, может стать повышение возможности внутренней миграции трудовых ресурсов. Занять гастарбайтеров из Тамбова и Рязани поможет организация общественных работ по развертыванию строек, связанных с развитием инфраструктуры. Остальным, из числа бывших граждан бывшего СССР, предлагается найти работу на родине. Конечно, простое сокращение квоты на привлечение в страну иностранной трудовой силы проблему безработицы не решит. Российская экономика по-прежнему нуждается в иностранной рабочей силе. В первую очередь такой зависимостью страдает строительный сектор. Игнорировать его интересы нельзя: именно здесь, в отрасли домостроения, любое экономическое решение может вызвать серьезные социальные последствия. Впрочем, по мнению Путина, здесь последствия кризиса могут расцениваться как положительные.

 
Уроки домоводства
 

«Нет худа без добра, стоимость квартир в целом по стране, в том числе и в Москве, и в Петербурге, будет снижаться», – сказал Путин, отметив, что теперь денег по государственным жилищным сертификатам, которые получают увольняемые в запас офицеры, будет достаточно даже для того, чтобы приобретать квартиры в крупных мегаполисах. Так, в Санкт-Петербурге, по словам премьера, разницу между 34,8 тыс. руб., заложенными в сертификат, и 42 тыс., а именно столько стоит сегодня в Санкт-Петербурге в среднем квадратный метр жилья, администрация города будет гасить за свой счет.

Мэрия Москвы в число меценатов не попала, а потому удостоилась нескольких нейтральных фраз. После одной из них присутствующие начали недоуменно переглядываться: премьер отметил, что в столице 1 кв. м жилья стоит 44 тыс. руб., что в три с лишним раза меньше нынешней среднерыночной ставки. Впоследствии, комментируя слова премьера, многие эксперты говорили о том, что Путин, вероятно, имел в виду квартиры, которые городские власти строят по социальным программам и выкупают по себестоимости. Но и здесь порядок цифр выглядит иным. К примеру, на днях власти столицы объявили о выкупе новостроек для расселения очередников по 88 тыс. руб. за метр, учитывая «кризисную» скидку.

Зато, говоря о внутренних ценах на бензин, премьер был предельно точен. Да, стоимость топлива, как заметил Путин, действительно высока. Но вызвано это вполне объективными причинами. Нефтяные компании, по словам премьера, с каждой тонны экспортируемой нефти несут убыток примерно в 68 долл. А потому «…стараются сохранить хоть какие-то доходы за счет внутреннего потребителя. За счет людей с большими или средними доходами, за счет людей, которые все-таки могут позволить себе машину, покупать бензин, мы изымаем доходы в бюджет». Рассуждения о том, можно ли назвать человеком со средними доходами пенсионера, владеющего стареньким «Москвичом», Путин оставил социологам. Экономисты свой вывод сделали еще раньше: в условиях российской экономики для населения и бизнеса плохо как увеличение, так и снижение мировых цен на энергоресурсы. Причем аппетит нефтяных королей здесь играет второстепенную роль: в конечном итоге россияне переплачивают за топливо не им, а государству.

К слову, платить в нынешних условиях придется не только за топливо. Отвечая на вопрос о возможности заморозить темпы роста тарифов на услуги ЖКХ до стабилизации экономической ситуации в стране, Путин напомнил, что изношенность инфраструктурных сетей составляет 80%. По идее, обновить ветхие трубопроводы, теплосети и электроподстанции можно было за счет недавних сверхдоходов бюджета. Сегодня обустройство ЖКХ можно провести только за счет увеличения тарифов. Конечно, как заметил премьер, можно умерить платежи населения за счет монополистов, «имея в виду, что стоимость материалов, которые они должны закупать для осуществления инвестпрограмм, тоже падает». Но, по словам Путина, такой подход будет связан с целым рядом трудноразрешимых проблем: «Газпром», энергогенерирующие компании и прочие монополисты. К тому же от благополучия того же «голубого гиганта» зависит самочувствие всей экономики. Поэтому за восстановление изношенной инфраструктуры ЖКХ, как и раньше, заплатят население и промышленность.

 
Коллективный организатор
 

Талант говорить приятные слова о неприятных вещах ярко выражен у представителей двух профессий: политиков и врачей. Не случайно, комментируя итоги телемоста с российским премьером, британское издание The Independent сравнило Владимира Путина с опытным психотерапевтом, который «…неотрывно смотрел своими голубыми глазами в камеру, убеждая россиян, что правительство принимает все необходимые меры». Именно поэтому, в тон своим коллегам пишет газета The Financial Times, глава российского правительства и не сказал ничего особенного, тщательно обойдя любые поводы для развертывания острой полемики. Зарубежные комментаторы сочли этот факт вопиющим недостатком.

Особенный характер «Разговора с Владимиром Путиным» отметили не только западные издания. Даже официальная «Российская газета» едва ли не открыто сравнивает этот телемост с коллективным сеансом психотерапии. И делает это с подчеркнуто одобрительной интонацией. По мнению издания, «…премьер не просто объяснял логику действий власти в той или иной ситуации, но и выслушивал россиян и, где мог, обещал помощь, на ходу вырабатывая решения». То есть делает ровно то, чего сегодня так ждут от власти рядовые граждане великой страны…

 
 
Кстати
 

Менее половины россиян удовлетворены ответами Путина во время «прямой линии».

Большинство россиян (63%) следили за общением Владимира Путина с гражданами России – 30% видели отдельные фрагменты в прямом эфире, 17% внимательно наблюдали «прямую линию» от начала и до конца, 16% узнали об основных вопросах граждан и ответах председателя правительства из СМИ. По сравнению с 2007 годом доля тех, кто в той или иной степени проявил интерес к «прямой линии» с Путиным, практически не изменилась (в прошлом году это количество составляло 64% россиян). 36% не следили за выступлением премьер-министра (в 2007 году – 35%).

Такие данные публикует Всероссийский центр изучения общественного мнения (ВЦИОМ) на основании результатов опроса, проведенного в 42 регионах России 6–7 декабря 2008 года.

 
 
Комментарий
 

Член президиума генерального совета «Единой России», заместитель председателя Комитета Государственной Думы ФС РФ по делам Федерации и региональной политике Ирина Яровая:

– Путин подходит к осмыслению ситуации в стране критически и без лишнего оптимизма. Он не стал обещать невозможного. Конечно, многие социальные вопросы сегодня не решены. Но прежде чем брать на себя новые обязательства, нужно все просчитать с учетом новых условий и выяснить, сможет ли государство их выполнить. Глава правительства это четко осознает.

Очень важно, что Путин объяснил населению, насколько важна сегодня поддержка банковской системы, что ее развитость жизненно важна для государства. Государство сегодня должно помочь банкам, чтобы создать условия для развития бизнеса. Другое дело, что нужен более качественный контроль со стороны государства, чтобы и банки в своей деятельности руководствовались принципами социальной ответственности.