Декабрь 21st, 2008 | 12:00 дп

Винтовка и соловьи

  • Фархад АГАМАЛИЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Этот выпуск «АК» – сотый. Хорошее число, круглое, запоминающееся, зовущее на размышление. И, размышляя о замечательной этой цифре, вспомнил я давние строки Булата Окуджавы: «Сто раз я нажимал курок винтовки, А вылетали только соловьи…» И показались они созвучными сотому номеру родной газеты, и вот почему
Журналистика – не изготовление словесных икебан. Этим занимаются люди других профессий. Например, поэты-лирики или, скажем, авторы очерков типа «Флора и фауна родного края». Журналистику называют и второй древнейшей, и четвертой властью, и еще по-всякому, часто нелицеприятно. А вообще-то она отражает действительность. Но это можно делать по-разному.





Одна определенного пошиба журналистика высматривает в реальной действительности только ужасное, и с методичностью метронома постоянно вынося его на газетные полосы, создает исключительно мрачную картину времени и бытия. Такую маркируют словом «чернуха».

Другая отбирает только позитив и с брезгливым испугом шарахаясь темных углов, где роятся тени химер и чудищ действительности, рисует на бумаге образ жизни абсолютно беспечальной и чистой, как неиспользованный памперс.

И есть журналистика «прямого пути», если обозначить ее японским иносказанием. Честно отражающая объективную реальность, которая никогда не делится только на черное и белое, в которой соседствуют и смешиваются все цвета спектра политических и человеческих отношений, создавая полнозвучную полифонию жизни.

Мы всегда стремились к воплощению принципов именно такой журналистики. И тут я возвращаюсь к поэтической метафоре Булата Шалвовича о соловьях, вылетающих из винтовки вместо пуль.

Абсолютно легких времен никогда не было, не бывает и не предвидится. Относительно легкие времена в истории – это обычно более или менее спокойные интервалы между войнами. К сожалению. Их потом в лихолетье вспоминают как счастливые. И только в такие времена газетные строчки не сочатся кровью и болью.

«АК» себе судьбу не выбирал. Судьбу нашей газете назначило время – время сломов политических формаций, неустоявшихся систем, время вероломного сепаратизма, агрессии и людских страданий. Мы, естественно, писали и пишем обо всем этом, анализируем ситуацию «ни войны, ни мира», в которой вынужденно оказался Азербайджан, прогнозируем перспективу. Но мы постоянно обращаемся и к прекрасному, пишем о красоте культуры и человеческих отношений, вносим, как нам представляется, свою немалую лепту в архитектуру межэтнического согласия в условиях современной российской реальности, стремимся работать на единение людей, на то, что дает им надежду и помогает выстоять в нелегкие времена.

Мы не жалели усилий, нацеленных на объединение молодой азербайджанской диаспоры, на ее самоутверждение в новой российской среде. Стремились способствовать диалогу культуры и политики, приобщая читателей и к духовным богатствам Азербайджана, к стихии его национального бытия, и к новейшей истории России на пути ее возрождения в стремительно меняющемся мире.

Возможно, не все наши «выстрелы» достигали желаемых целей. Мы открыты добрым советам и конструктивной критике, если она помогает работать прицельнее, делает наши послания доходчивее. Но не ценой понижения изначально взятой высокой планки.

2008 год стал для «АК» этапным. Последние 50 номеров газеты, выходящей в еженедельном режиме, открыли новые горизонты диалога «газета–читатель», стала интенсивнее обратная связь. Не сулит нам тихой жизни и будущее. Не только потому, что грядущий 2009 год – это год IV съезда ВАК. Но прежде всего потому, что такой жизни не ищет сам «АК».

И если уж до конца пользоваться метафорой, с которой я начал, то можно закончить так.

Сто раз на «курок» наших выпусков нажимало суровое Время. «А вылетали только соловьи» – потому что заряжали «винтовку» газеты мы, делающие ее. Ну пусть не совсем уж соловьи. Но не ястребы – точно.