Январь 18th, 2009 | 12:00 дп

Послесловие

  • Севда ГАСАНБЕКОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Итак, в канун Нового года завершился всероссийский проект «Имя Россия». И его финал, даже при таком вопиющем несоответствии большинства персон, представленных в проекте, потряс настолько, что спровоцировал на это послесловие.





Когда к концу проекта Пушкин фигурировал где-то в первой пятерке, еще оставалась надежда, что это все так и задумано: диаметрально противоположные, неравнозначные, порой одиозные и даже трагические фигуры российской истории представлены не столько для участия в проекте, сколько для напоминания народу об истории государства Российского, об истинной роли в ее истории тех или иных личностей, о следе, который они оставили в исторической памяти народа. Другими словами, этакий экскурс в историю народа и государства в непростое время, когда, к великому сожалению, большинство и историю своего государства не знает, не говоря уже о роли и значимости в этой истории тех или иных личностей. Так мне хотелось думать. Так надеялось. Иначе невозможно было хоть как-то вразумительно объяснить (как уже было высказано в предыдущем отклике на этот проект, см. «АК» № 50), каким образом можно сравнивать, обсуждая знаковое имя России, Сталина с Пушкиным, Ленина с Петром I, Александра Невского с Менделеевым?! Но это не только никоим образом не смущало участников проекта. Более того: каждый, приходя с домашними заготовками о своем претенденте, изощрялся перед телекамерами, выдавая самые подробные и даже малоизвестные детали биографий своих героев.

Безусловно, одно это дорогого стоит. Во-первых, потрачено драгоценное время таких занятых и солидных деятелей на детальное изучение и озвучивание если не всей истории, то хотя бы ее страницы. Во-вторых – ознакомление с этими подробностями и исчерпывающей информацией о конкретной личности всей многомиллионной российской аудитории. Это плюс. И если бы проект изначально был бы задуман именно в таком историко-познавательном аспекте, с реальным и истинно-закономерным финалом, то все это было бы отчасти оправданно.

Это так здорово, что в итоге проекта губернатор Краснодарского края стал екатериноведом, вычитав о Екатерине Великой очень многое, но в итоге приписал ей многое из того, что не являлось ее личной заслугой. Или как был преподнесен Столыпин: так сегодня можно было бы представлять кандидатуру на выборах в президенты РФ, когда человека представляешь не за то, что он сделал, а за то, что может или мог бы сделать, но…

Наконец, окончательный выбор проекта – Александр Невский. Мы выросли из вчерашней России. Этим все сказано. Ибо как еще можно объяснить выбор многомиллионной аудитории, в большинстве своем выросшей в советское время, воспитанной на великих примерах патриотизма, зафиксированных кинематографом, когда «из всех искусств важнейшим являлось кино». Когда патриотизм ковался такими потрясающими фильмами, как «Александр Невский», «Подвиг разведчика», «Чапаев» и другими, снятыми в годы Великой Отечественной войны. Нам тогдашним было без разницы, что действительно бесстрашный и великий полководец Александр Невский был защитником одного города – Новгорода, не представлявшего в те времена всю остальную Русь. И никогда не был он всероссийским полководцем и героем. Можно сказать, что выбор сделан прежде всего потому, что в отличие от многих претендентов фигура Александра Невского не вызывала никаких противоречивых толков и мнений, тем более – святой! Вот так конфликт необоснованных амбиций большинства участников плюс, и это – главное, слабое знание собственной истории завершился банальным компромиссом. В итоге участники проекта не смогли из цельного полотна российской мозаики найти именно тот пазл, без которого Россия не была бы Россией, в то время как Александр Пушкин шел четвертым (?!) после «великого россиянина» Сталина, обогнавшего в этом не делающем нам честь споре «наше все».