Январь 25th, 2009 | 12:00 дп

Трудовая провинность

  • Павел ВОЛОШИН
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

На российском рынке рабочей силы появилась область, свободная от иностранцев
Совсем недавно о сокращении квот на привлечение в Россию трудовых мигрантов говорили только убежденные националисты из маргинального движения – ДПНИ. Еще в ноябре постановлением № 835 правительство определило на 2009 год потребность в привлечении рабочей силы в размере 3,97 млн человек. В декабре об этих цифрах вспоминали только оппозиционеры из лагеря правых.





Экономический кризис, едва не обвалив финансовую систему страны и серьезно подкосив ее промышленность, заставил власти пересмотреть и без того не слишком либеральную политику в отношении бывших соотечественников. При этом последствия такого решения затронут жизнь каждого жителя России вне зависимости от его гражданства и происхождения.

Ужесточив политику в отношении трудовой миграции, российское правительство заявило о вынужденном и временном характере предпринимаемых мер. Первое утверждение, как отмечают представители оппозиционных партий, еще не прошло проверку временем. Насчет правдивости второго сомневаться не приходится. Действительно, на конец 2008 года только зарегистрированных безработных в стране насчитывается около полутора миллионов человек. Понятно, что в условиях разгорающегося экономического кризиса эта цифра не окончательна. Как утверждают эксперты Минэкономразвития, безработица в России будет расти в течение всего 2009 года, а первый вал массовых увольнений ожидается уже в феврале-марте.

Ответ власти на эту угрозу, чреватую не столько экономическими, сколько социальными последствиями, был предсказуем. Как заявил премьер-министр Путин в ходе прямой линии с гражданами страны 4 декабря, «…для защиты интересов граждан России на рынке труда мы вынуждены пойти на уменьшение квот привлечения трудовых мигрантов.

Это решение носит временный характер. Россия в долгосрочной перспективе заинтересована в притоке трудящихся мигрантов. Но сегодня мы просто не имеем возможности предоставить им также много рабочих мест, как прежде». Законодательное оформление инициатива главы кабинета министров получила 31 декабря 2008 года. А 19 января распоряжение Владимира Путина было опубликовано на официальном сайте правительства РФ. Правительство не изменило квоты, скорректирован до 50% лишь резерв ее изменения, который теперь может быть как положительным, так и отрицательным. Причем конкретное решение о количестве мигрантов, допущенных на российский рынок труда, будет принимать глава Минздрава Татьяна Голикова.

 
Запрет на профессию
 

По мнению экспертов ведущих деловых изданий, новый механизм контроля трудовой деятельности отличается высокой гибкостью, освобождая при этом власти страны от необходимости оправдываться за фактическое изгнание бывших соотечественников. Как заметил заместитель главы Управления трудовой миграции ФМС Сергей Болдырев, власти нашли более гибкий и дипломатичный выход из создавшегося положения: «Как только ситуация будет развиваться в ненужном для нас направлении, Минздрав гибко среагирует и уменьшит квоту. Это решение позволяет, не отменяя постановления об утверждении квот и не рубя их пополам, найти выход и квоту уменьшать при необходимости».

А вот другая мера, предпринятая правительством, даже на первый взгляд выглядит крайне сомнительной. К сожалению, одним только сокращением квот дело не ограничилось. Фактически российское правительство зарезервировало для граждан страны целую нишу рынка труда, запретив в 2009 году использование иностранных работников в сфере розничной торговли алкогольными напитками, фармацевтическими товарами, а также в палатках, на рынках и в прочей розничной торговле вне магазинов. Последствия такого шага легко просчитываются уже сейчас. В силу сложившейся традиции жители средней полосы России неохотно встают за прилавок. Продавцам бесчисленных магазинчиков и палаток из числа коренного населения придется платить больше, чем их предшественникам из стран СНГ. Понятно, что лишние расходы торговых компаний лягут на плечи покупателей, увеличив цифры на ценниках. Так случилось три года назад, когда насильственная «русификация» рынков едва не лишила россиян свежих и недорогих продуктов. Тогда, как и предупреждали скептики, не произошло ожидаемого заполнения рынков фермерами, которые, по замыслу властей, должны были ринуться торговать продукцией с собственного огорода. Сегодня, в условиях кризиса, новый передел торговых мест может вызвать волну социальных протестов.

Под ударом окажутся и другие отрасли народного хозяйства. По оценкам экономиста Михаила Делягина, сейчас в России трудятся около 12 млн мигрантов. Экономический ущерб от сокращения количества рабочих рук и, следовательно, налоговой базы может составить около 8 млрд долл. в год. При этом, по словам замдиректора Федеральной миграционной службы Анатолия Кузнецова, приезжими из стран СНГ создается 6–8% ВВП страны. К тому же нельзя забывать про социально-психологический фактор. В России, как и в большинстве других стран мира, иностранная рабочая сила применяется на физически трудной и неквалифицированной работе, которая оплачивается невысоко. Россияне, избалованные десятилетием относительного достатка, предпочитают более престижные и менее обременительные виды заработка. Редкий москвич по доброй воле согласится работать водителем маршрутного такси, дворником или строителем. В провинции трудовые мигранты ремонтируют дороги, строят недорогое жилье, поддерживают «на плаву» овощеводческие хозяйства и мелкие промышленные предприятия. Смогут ли россияне перестроиться и принять на себя обязанности, которые с легкостью поручили приезжим? Гастарбайтеры готовы работать и жить в условиях отсутствия каких-либо удобств. Граждане России, даже при высоком уровне безработицы, жить в вагончиках и обходиться без больничных листов не будут. А это значит, что работодателю придется раскошелиться на соцпакет. В условиях кризиса такие расходы могут оказаться неподъемными.

 
Мигрант уедет, проблемы останутся
 

Конечно, говорить о введении «железного занавеса» еще рано. Обстоятельства, как уверяют оптимисты, могут измениться, кризис – закончиться, а мигранты – снова понадобиться. Правда, даже новый экономический подъем не сможет решить главную российскую проблему – отсутствие продуманной государственной миграционной политики. Ежегодно Россия теряет до миллиона работников, и без привлечения иностранной рабочей силы ей просто не выжить. Тем временем постоянные метания властей от поощрительных до резко ограничительных мер выводит заметную часть трудовых мигрантов за рамки действующего российского законодательства. Речь идет не только о финансовой дисциплине работодателей и точном соблюдении норм закона. Как отмечают эксперты ФМС, сложившаяся экономическая ситуация и увольнения в тех секторах экономики, где используется неквалифицированный труд мигрантов, могут вызвать волну преступности среди приезжих, спровоцировав рост ксенофобии в обществе. Размах деятельности националистов и без того вызывает тревогу даже у таких представителей «патриотического» лагеря, как руководство Компартии. К примеру, только за прошедшие три недели нового года столичная милиция зафиксировала 14 преступлений на национальной почве, совершенных в отношении выходцев из стран СНГ. А за весь 2008 год в Москве было совершено в общей сложности 95 нападений на лиц с неславянской внешностью, в том числе 47 убийств и 46 случаев причинения тяжкого вреда здоровью.

Конечно, определенные меры по интеграции приезжих предпринимаются уже сегодня. За образец взята модель, принятая в европейских странах. Так, сегодня только в школах Москвы обучаются около 70 тыс. детей из семей приезжих, причем большая их часть стала участниками специальных культурных программ. Правда, на этом сходство российского и западного подхода к проблеме трудовой миграции заканчивается. Как отмечают российские СМИ, если на Западе власти делают все возможное, чтобы включить иммигрантов в общество, максимально задействовав их потенциал, то российские власти, принимая популистские законы, максимально отгораживают бывших соотечественников от остального населения. Мало кто рискнет оспорить выводы недавнего доклада экспертов ООН, признавших, что Россия, население которой сокращается и стареет, объективно заинтересована в приеме разных контингентов мигрантов. Но, как заметил недавно политолог Максим Кранс, «…чиновников это, судя по всему, не очень-то заботит. Потому и придумывают они не программы интеграции, а новые ограничения для гастарбайтеров, испытывают на них разного рода разрешительные схемы, устраивают «проверки на дорогах», омоновские «маски-шоу» да показательные депортации».