Февраль 01st, 2009 | 12:00 дп

Национальное центообразование

  • Павел ВОЛОШИН
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Российский кризис идет собственным путем, удивляя соседей по СНГ
Новый год возродил реалии десятилетней давности: цены растут, рубль падает, вклады обесцениваются, а в расчетах все чаще появляется полузабытое сокращение у.е. Очередной приступ долларизации экономики в который раз поменял состав потребительской корзины россиян: «валютное» манго, как и голландская картошка, резко прибавили в стоимости, а потому стали для многих практически недоступны. Отечественные товары тоже не дешевеют: оптовики назначают рублевые цены с учетом предстоящего роста курса доллара и евро. И если ставки в обменных пунктах будут меняться с прежней частотой, к лету карманы россиян полегчают минимум на треть.





Свобода, как учат классики, в первую очередь предполагает ответственность. В том числе и финансовую. В советские времена курсами валют интересовались разве что спекулянты. Простые люди под словом «деньги» подразумевали рубли. Экономика, по большому счету, была замкнутой: практически все необходимое производилось внутри страны, а потому мировые финансовые катаклизмы волновали партию и правительство только в разрезе нефтяных цен.

Сегодня зависимость страны от внешнего рынка по всем параметрам стремится к абсолютной. Судите сами: доходы нашего бюджета зависят от мировых цен на топливо, наш холодильник наполовину заполняется импортным мясом, яблочко к столу – турецкое, даже морковку везем из Европы или Израиля. О российском текстиле, куртках, шубах и джинсах торгующие организации забыли лет десять назад. Ныне тут царит импорт: Турция, Китай, Вьетнам. Рубли в этих державах представляют скорее нумизматическую ценность. Закупщики, еще ходившие в скромных «челноках», оперируют валютой. А потому в такой ситуации курс доллара и евро служит точным индикатором роста цен.

 
На курсе – доллары
 

Схема такого ценообразования довольно проста. Если рубль падает, импортеры пересчитывают отпускную стоимость товара, ориентируясь на у.е. Или, обходя закон, печатают новые «долларовые» ценники. К примеру, так поступили на исходе года столичные риелторы, выставив стоимость квадратного метра жилья в единицах некой усредненной производной от курса европейской и американской валют. Вслед за торговцами недвижимостью на расчет в «зеленых» готовы перейти автодилеры и торговцы бытовой техникой. Потом их примеру могут последовать все прочие ритейлеры.

Как реагирует на это власть? Пока никак. У власти свои заботы: в результате обрушения мировых рынков сбыта продукции металлургических заводов на грани остановки оказались десятки градообразующих предприятий. Крах хотя бы одного из них неминуемо приведет к масштабной социальной катастрофе. А потому правительство спасает банкиров и промышленников, предоставив рядовым гражданам самостоятельно выкарабкиваться из финансовых передряг.

Впрочем, как показал опыт последних месяцев минувшего года, россияне и так были готовы к любым валютным неприятностям. Уже в октябре наши сограждане начали переводить свои рублевые сбережения в валюту. Доля вкладов в долларах и евро резко возросла, а в январе достигла максимума. Даже патриоты сегодня больше верят валюте «потенциального противника», чем родному рублю. И делают абсолютно правильный выбор. После долгих уверений в несокрушимой прочности рубля власти, потупившись, признали наличие плана его постепенной, «плавной», девальвации. Поддерживать прежний курс рубля не позволяют стремительные темпы сокращения золотовалютных резервов. К тому же, судя по углубляющемуся мировому кризису, даже при максимально бережном отношении к национальной валюте сейчас, завтра, исчерпав досуха Стабилизационный и Резервный фонды, государство будет вынуждено отпустить ее «в свободное плавание». Лишившись большей части своих сбережений, россияне вполне могли устроить бунт. Зато плавная девальвация практически не сказалась на жизни населения страны. Как заметил недавно премьер Владимир Путин, большинство россиян выбрало оптимальный путь сохранения нажитого, вложив деньги в доллары, товары, недвижимость. А потому даже перед лицом финансового спада экономика страны получила дополнительный запас прочности.

Действительно, как показывают отчеты банков, самые бережливые россияне заранее позаботились о своих «заначках». В октябре–ноябре взволнованные кризисом граждане забрали из банков 370 миллиардов рублей. Но девальвация рубля, ускорившаяся в конце декабря, все исправила. По данным председателя ЦБ Сергея Игнатьева, в последний месяц года объем средств в депозитах граждан увеличился на рекордную сумму – 400 млрд. рублей. Глава ЦБ, впрочем, признал, что в значительной мере прирост обеспечила переоценка валютных сбережений. «Но даже если исключить курсовую разницу, связанную с ослаблением рубля к доллару, прирост вкладов населения в пересчете на национальную валюту составил 500 миллиардов рублей».

 
Не дороже денег
 

Впрочем, долларизация экономики таит не меньше угроз, чем ее самоизоляция, сопровождающаяся девальвацией рубля. Прежде всего, переведя часть расчетов в иностранную валюту, страна не сможет финансировать бюджетные расходы за счет эмиссии денег. Лишившись важного инструмента регуляции, правительство потеряет контроль над финансовыми потоками. В условиях кризиса это может привести к тому, что банковская система, промышленность и торговля пойдут «вразнос». Коллапс экономики в таком случае представляется делом неизбежным. Понятно, что такой вариант развития событий представляется маловероятным. Но даже ограниченная долларизация серьезно затронет интересы простых россиян. Зарплата сжимается, словно шагреневая кожа, если пересчитывать ее на валюту. А государство незаметно «подъедает» наши доходы и рублевые сбережения, одновременно наращивая свои резервы, поскольку они хранятся в растущих долларе и евро. Также поступают и предприниматели, взвинчивая цены на товары первой необходимости после каждого изменения курса рубля.

Если верить экспертам правительства, рост стоимости продуктов питания с кризисом не связан. Более того, сейчас цены на мировых товарных биржах пошли вниз. Но в нашей стране, к сожалению, это незаметно. «Виноваты» в этом структурные проблемы отечественного производства и торговли. Низкий уровень конкуренции, увеличение издержек, рост тарифов на энергоносители не дадут продуктам стать дешевле. Хуже того, по мере ослабления рубля и импортное, и отечественное продовольствие (в котором также есть импортная сырьевая составляющая) будет дорожать. Отчасти это расплата за прежние темпы экономического роста и слишком либеральную финансовую политику.

Действительно, под ударом сегодня оказались самые открытые постсоветские экономики. Так, по прогнозу ООН, из всех стран СНГ Украина, Россия и Казахстан в 2009 году сильнее других пострадают от кризиса. Деньги первых двух стран по отношению к доллару США за прошлый год упали, войдя по этому показателю в первую тройку стран СНГ. Зато выиграли страны, традиционно считавшиеся не вполне рыночными. Так, улучшила свои показатели экономика Молдавии. Выправил свои показатели Таджикистан. А новым лидером роста на постсоветском пространстве стал Азербайджан. Вопреки мрачным прогнозам, во время мирового экономического кризиса Баку сумел укрепить национальную валюту. Более того, даже на фоне снижения нефтяных доходов в Национальном банке Азербайджана зафиксировали рост валютных резервов на 52,8% – до 6,137 млрд долларов. Не наблюдается на азербайджанском внутреннем рынке и заметного повышения цен. Все это, по мнению экспертов Международного валютного фонда, заставляет говорить о необходимости корректировки прежних представлений о роли государственного регулирования экономики. Неофициально, этот процесс идет уже сегодня: в последних газетных публикациях, посвященных поиску выхода из финансового кризиса, российские экономисты все чаще цитируют своих азербайджанских коллег.

 
 
КОММЕНТАРИЙ
 

Бывший спикер Верховного Совета России, заведующий кафедрой мировой экономики Российской экономической академии им. Плеханова Руслан Хасбулатов:

– Мне кажется, что Азербайджан первым в регионе может выйти из кризиса. Это богатая страна. Еще во времена Советского Союза Азербайджан мог себя обеспечивать и был одним из малодотируемых республик. С точки зрения производственно-экономического потенциала Азербайджан обладает большими возможностями для выхода из финансового кризиса с наименьшими потерями. И вообще, страна имеет все возможности переживать кризис с меньшими проблемами. Хотя, конечно, страна вовлечена в карабахский конфликт, что осложняет положение.

 
 
НАША СПРАВКА
 

Прошедший 2008 год ударил по карманам и российских, и азербайджанских потребителей. Так, продуктовый набор из 22 наименований в Москве за 12 месяцев подорожал более чем на треть. В Баку цены, наоборот, снижались, что, очевидно, и породило в Азербайджане слухи о небывалой дороговизне на продукты питания в столице России.

Мы решили внести ясность в этот вопрос. Ценники двух столиц разглядывала наш корреспондент Оксана БУЛАНОВА

 
Сравнительная стоимость основных продуктов питания (за 1 кг в рублях)
 

Наименование продукта

В Москве
В Баку
Хлеб (1 буханка)
19–22
11,5–15
Говядина без кости
330–440
190–270
Курица
80–95
135–170
Рыба
55–135 (сельдь)
114–190 (карп)
Картофель
18–53
19–30
Лук репчатый
15–20
30–35
Морковь
25–59
57
Огурцы свежие
80–134
76–115
Помидоры свежие
100–133
115–160
Яблоки
50–110
15–150 (мест./имп.)
Бананы
40–52
95
Апельсины
50–90
100–120
Рис
40–58
57–95
Макаронные изделия (упак.)
32–76
28–45 (мест./имп.)
Сахар-песок
22–30
30–57
Колбаса «Докторская»
221–288
76–300 (мест./имп.)
Сыр «Российский»
160–283
250–300
Масло сливочное (200 г)
40–58
16–65 (мест./имп.)
Масло растительное (1 л)
63–84
68–95 (мест.имп.)

Молоко (пакет 1 л)

35–45
42–91 (мест./имп.)
Пиво «Балтика» (1 бут.)
22–25
75
Водка «Столичная» (0,5 л)
140–160
95–360 (мест./имп.)
 
*Цены округлены до рублей