Февраль 01st, 2009 | 12:00 дп

Солидарность и элита

  • Ибрагим МЕЛИКОВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Из письма в редакцию. \»Прошел очередной День солидарности азербайджанцев, напомнивший невольно мне чем-то советский Первомай: как и трудящиеся в советское время, азербайджанцы обречены существовать в параллельных мирах с солидарностью. Если смотреть правде в глаза, как мне представляется, азербайджанцы – это народ, для которого солидарность скорее из области желаемого, а не реального. Азербайджанцы достаточно четко осознают необходимость солидарности на уровне семьи и рода, клана. Однако наряду с этим есть и феномен нации, которая тоже не может существовать без соответствующего единства и солидарности. Конечно, желаемая всеобщая сплоченность нации – это утопия. Но нация не может существовать на исторической арене, как мне кажется, без элиты, которая образует необходимое ядро для консолидации. Но кто образует элиту?\» Наргиз МАХМУДОВА, Москва





В данном случае речь идет об элите именно духовной. Наличие политической, финансовой и прочей элиты в данном случае не составляет проблему. Сложнее именно с интеллектуальной и духовной элитой. Ее образуют люди не просто умственного труда и религиозные деятели. Духовную элиту составляют прежде всего носители нравственных устоев. Духовная элита живет не столько своими интересами, сколько интересами Родины и всего народа, а точнее – теми интересами, благодаря которым народ существует как единое целое и сохраняет свой духовный облик. Именно они образуют истинные интересы народа, и элита живет именно ими. Являясь носителем нравственных начал, духовная элита выше своих эгоистических интересов и служит нравственному долгу. Это долг не перед народом, как у политиков, а перед самим Богом.

Элита – это тот слой общества, который берет моральную ответственность народа на себя. Для нее действительно важны интересы народа, она небезучастна к проблемам народа. Однако для нее важны не столько собственные интересы народа, сколько его духовно-нравственные проблемы, от решения которых зависят все остальные вопросы жизни нации и общества. Духовно-нравственные проблемы связаны всего лишь с отношениями между людьми, но, как ни странно, в человеческом мире больше ничего и нет. Все в конечном счете упирается в отношения, и именно от них зависит благополучие того или иного сообщества.

Каким бы безнравственным ни было бы общество, оно тотчас же погибло бы, лишись духовной основы своего существования. Духовно-нравственная сторона всегда присутствует в обществе, другое дело – в какой степени. Но именно она предотвращает его от саморазрушения. Ведь все человеческое общество существует и может развиваться благодаря тому, что сохраняются в нем высшие подлинно человеческие ценности и качества, строящиеся на духовной основе: любовь, благородство, честь, уважение, верность, дружба и другие. Все они имеют не социальное, не чисто природное, а духовное происхождение. И все они от мира свободы, а не от мира необходимости. Уберите одну только любовь из жизни человека, и он сразу прекратит свое физическое существование. Именно духовные факторы позволяют человеку выстоять во время тяжелых испытаний как в личном, так и в социальном плане. Опираясь на духовность и свободу, человек обретает более благоприятную социальную среду. Но, отрицая их, он получает те социальные условия, которые подавляют его самого.

Общество без личности есть толпа. Но только общество, существующее на основе личностей, – народ. Народу необходимы маяки, освещающие путь духовного восхождения. И личности, образующие духовную элиту нации, становятся этими светящимися маяками.

Именно духовная элита несет на себе тяжелое бремя нравственности в истории и обществе. Общество управляется в социальном плане политиками. Но политика далеко не всегда считается с нравственными принципами. Именно поэтому в духовной элите живет всегда дух противоречия. Своим нигилизмом по отношению к политике и власти и единением с подлинно народными интересами, с нравственными началами в обществе она компенсирует безнравственные проявления социально-политической жизни. Искаженным социальным ценностям тогда она противопоставляет свои личностные качества.

Для духовной элиты основой жизни являются ценности духовные. Причем не на уровне сознания и рассуждений, а на уровне самой жизни. Элита не только носитель духовных ценностей, она сама в первую очередь является духовной ценностью. И если и общество соответствует этим высшим духовным ценностям, то в нем элита занимает достойное место. Если же общество им не соответствует, элита остается в тени, словно следуя совету великого Конфуция: если Дао господствует в обществе, будь на виду, если нет, то скройся.

Духовная элита – это и есть то, что в недавнем прошлом с пиететом называли интеллигенцией. Само понятие интеллигенции как носительницы нравственных начал, возникает, когда в обществе утрачивается духовность, которая удерживает политическую власть от разгула безнравственности, когда политическая власть и социальная жизнь в силу различных причин отрываются от жизни духовной. Тогда в обществе возникает потребность компенсировать бездуховность социальных образований. Духовенство на это не было способно, ибо в лучшем случае оно проповедовало уход от мирской и социальной жизни, а если участвовало в ней, то легко само впадало в грех. Противопоставить себя безнравственности в самом обществе, живя в нем, оно не могло. Но эту задачу выполняла интеллигенция, которая с горячим пылом и чистым сердцем активно вторгалась в любые проблемы общества и часто ценой своей жизни отстаивала нравственные принципы. Она боролась за свет и нравственность в каждом отдельном случае в обществе, по каждому поводу, вместе с тем, не вступая на стезю общественной безнравственности.

Интеллигенция представляет собой людей, возвысившихся над эгоизмом своих низменных интересов и потому получивших моральное право вести за собой народ по пути нравственности. Их собственное нравственное и духовное развитие ставит их во главе нравственного движения всего народа. Если политика, как сфера столкновений эгоистических интересов, формирует из народа толпу, то интеллигенция пытается из толпы делать народ, внося культуру и нравственность в ее ряды. Там, где расцветает культура, гибнет политика. И там, где расцветает политика, гибнет культура среди людей. Если политики наделены формальной властью над народом, то интеллигенция обладает реальной властью, чаще не имея власти формальной. Она за нее не борется и не стремится к ней, ибо та ей просто не нужна. Только так она может более плодотворно и более действенно противопоставить себя безнравственности, поддерживаемой и развиваемой политической жизнью.

Отношения же между людьми строятся по принципу «казаться». В человеческом обществе действительно важно не столько быть, сколько казаться. Здесь важна «одежка», по которой встречают. Но чаще все отношения на «встрече» и обрываются. Здесь важен, как стало модно говорить в последнее время, имидж. На первый план выдвигается то, каким человек кажется, каким представляется. Потому эти отношения всегда чреваты тем, что человек в них может быть оклеветан. Однако личность как представитель духовной элиты выше социальных установок. Более того, только личность может не заботиться о том, чтобы казаться лучше. Даже, наоборот, личность может себе позволить роскошь казаться хуже.

Для элиты важно быть, а не казаться. Какой она предстанет в глазах окружающих и во времени – для нее не столь значимо. Значимо лишь то, чем она действительно является. Ей незачем казаться хорошей и благородной, ибо она в действительности является таковой. А если она кажется иной, то это уже проблема не ее самой, а тех, кому это кажется. Для элиты быть духовно значимее, чем физически или социально. Потому русскую интеллигенцию во времена Октябрьской революции приходилось нарождающейся советской власти либо физически уничтожать, либо высылать из страны. Ибо у ее представителей был несгибаемый характер и их дух невозможно было сломить. А вот советская интеллигенция легко в 90-х годах прошлого века приспособилась и примкнула к постсоциалистическим принципам в силу слабости личностного фактора и отсутствия стойкости и духа. Для новой власти она особой проблемы не составила, а даже, наоборот, стала добровольно подстраиваться и подлаживаться под новые порядки и прислуживать им.

Быть для элиты означает быть духовно. Когда человек выбирает «казаться» в ущерб «быть», то тем самым выбирает «быть» бездуховно. «Казаться» и есть быть бездуховно. «Быть» – это быть духовно. Быть или не быть для элиты – это вопрос о том, быть ли духовно и не быть социально и материально или же быть социально и материально, но не быть духовно.

Личностность – самая высшая ценность для человека элиты. Сама жизнь – это личностное бытие. Все остальное – только прилагается к ней. И потому для личности решение проблемы «иметь или быть», которую поставил крупнейший психоаналитик ХХ века Э.Фромм, заканчивается в пользу «быть». Для обычного человека значимо стремиться больше иметь, для личности – больше быть. Для обычного человека он сам условие того, что он имеет. У личности, которая составляет духовную элиту нации, все наоборот: все, что имеет личность, только условие того, что она есть.