Март 01st, 2009 | 12:00 дп

Вечности заложник…

  • Ильхам БАДАЛБЕЙЛИ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

В актовом зале посольства Азербайджанской Республики в Российской Федерации состоялась московская премьера фильма «Жизнь Джавида», поставленного режиссером Рамизом Гасаноглу по сценарию народного писателя Азербайджана Анара. Что побудило создателей киноленты обратиться к судьбе и творчеству великого азербайджанского поэта и драматурга Гусейна Джавида, как его творчество перекликается с современностью? На эти и другие вопросы в эксклюзивном интервью «Азербайджанскому Конгрессу» отвечает Анар.





– В чем вы видели свою творческую задачу и что вы хотели донести до сегодняшнего зрителя, которого от Гусейна Джавида отделяют более семи десятилетий? Почему именно в жанре художественного фильма?

– Прежде всего отмечу, что с кино связана немалая часть и моей жизни, и моего творчества. За плечами высшие сценарные и режиссерские курсы при ВГИКе, множество фильмов, как художественных, так и документальных, снятых по моим сценариям, доводилось выступать и в качестве режиссера. Но особое место среди всего сделанного мною в кино занимают четыре фильма. Это «Деде Горгуд» – о великом азербайджанском эпосе и три фильма, которые составили своеобразную кинотрилогию: «Окно печали» о Джалиле Мамедкулизаде, «Аккорды долгой жизни» об Узеире Гаджибекове и «Жизнь Джавида», который и был сегодня вынесен на строгий зрительский суд моих московских соотечественников. Что объединяет три последние кинокартины? Есть такое выражение – «отцы-основатели». На мой взгляд, герои этой трилогии и есть отцы-основатели азербайджанской культуры двадцатого века. Дж. Мамедкулизаде – прозаик, драматург, сатирик, Узеир Гаджибеков – основоположник азербайджанской классической музыки, Гусейн Джавид – поэт-романтик, драматург, автор ряда стихотворных пьес. Именно они направили азербайджанскую литературу и искусство в русло современных европейских традиций.

В несколько ином ключе, чем две вышеназванные ленты, решен фильм «Жизнь Джавида». Основной период творческой деятельности поэта приходится на первые годы Советской власти, отмеченные особой жестокостью, массовыми репрессиями, одной из жертв которых стал и Джавид. Поэтому лично для меня судьба писателя не менее значима, чем его творчество. На этом и строится сюжетная канва фильма. Мы стремились показать трагическую судьбу Джавида на фоне его произведений, таких как «Шейх санан», «Сиявуш», «Тамерлан». Сквозным персонажем фильма стал образ Иблиса (Дьявола), отрицательного героя, пожалуй, самой трагической пьесы драматурга – «Иблис». По замыслу, этот образ должен был воссоздать один актер как символ вселенского зла, но исходя из авторских представлений о многоликости зла, Иблис предстает то в образе мистического дьявола, то свидетеля КГБ, то ленивого священника, то террориста-душегуба. Сея вокруг себя смерть, сам Иблис остается бессмертным…

– Но если вечно и неистрибимо зло, воплощенное в образе Иблиса, то вечна и борьба со злом.

– Об этом, собственно, и фильм. Зло врывается в жизнь Джавида, пытаясь сломать его, подмять под себя, сделать послушным орудием своей злой воли. В этом смысле вся жизнь Джавида, его судьба, его творчество – это и есть борьба со злом, это утверждение высших человеческих ценностей, если хотите, утверждение высшего нравственного императива. Его не сломали ни арест, ни насильственное разлучение с близкими, ни даже сама смерть. Первоначально планировалось снять фильм по мотивам пьесы Джавида «Иблис». Готовясь к написанию сценария, я внимательно прочитал все пьесы Джавида и пришел к убеждению, что кинематографическое воплощение пьесы «Иблис» невозможно. Условно-символическую форму пьесы скорее можно осуществить в жанре балета или даже рок-оперы, только не кинокартины. Поэтому я решил за основу фильма взять идею вечного зла и на нее нанизать судьбу самого Джавида. Универсальность этой идеи воплощена в фильме в образах тиранов разных стран и народов, таких как Сталин, Муссолини, Багиров.

– Обратимся к теме актуальности. Творчество Дж.Мамедкулизаде актуально и сегодня. Достаточно оглянуться вокруг себя, и воочию убеждаешься, что многие из его политических и сатирических персонажей, словно на машине времени, перенеслись в наши дни и живут рядом с нами. Джавид в этом смысле несколько отстранен от реалий сегодняшнего дня. Его актуальность сродни актуальности Шекспира или Сервантеса. То есть актуальны его общечеловеческие идеи, приверженность непреходящим общечеловеческим ценностям. Но созданный вашей творческой группой фильм обращен к сегодняшнему зрителю, он о нас и для нас.

– Да, это несомненно так. Ведь «Гамлет» актуален не внешним антуражем, нет уже ни того Датского королевства, ни Эльсинора, а вот вопросы, которые мучают главного героя, – они актуальны и сегодня. И наш фильм, повествуя о событиях давно минувших дней, обращен к людям сегодняшнего дня, прежде всего к молодому поколению. Во-первых, это дань памяти и выражение нашей признательности великому азербайджанскому поэту и драматургу, во-вторых, в фильме показана его трагическая судьба, воссозданы ключевые моменты его биографии, а в-третьих, и это, на мой взгляд, самое главное, мы постарались отобразить эпоху, со всеми ее мерзостями и жестокостями, в которой, несмотря ни на что, жили, любили, творили герои нашего фильма. Мы часто склонны предавать забвению собственную историю. Я говорю не только об Азербайджане. Вспомните недавно завершившийся в России проект под названием «Имя России». Почти победное, третье место в ней занял один из самых злых гениев человечества Иосиф Сталин. Пусть часть голосов за своего кумира отдали бывшие участники Великой Отечественной войны, которые с криками «За Родину! За Сталина!» шли под пули, ложились со связкой гранат под вражеские танки. Но ведь и среди молодежи немало почитателей этого палача собственного народа. Мы надеемся, что наш фильм поможет забывчивым молодым людям раскрыть глаза на правду тех дней, той эпохи. Не подумайте, что я огульно хочу охаять все, связанное с теми временами, наверное, и в них было немало хорошего, в первую очередь в них прошли самые сладкие мгновения нашей жизни – наши юность и молодость.

– Анар муаллим, ваш фильм созвучен многим нынешним проблемам, которые волнуют современное азербайджанское общество. Это и вопросы образования, языка, уровня культуры. Многие из проблем связаны с прошедшим на наших глазах развалом советской империи, созданием на постсоветском пространстве целого ряда суверенных государств, в том числе и независимого Азербайджана. Естественно, что писатели, с их обостренным восприятием действительности, не могли остаться в стороне от этой проблематики.Ребром встал и вопрос о роли и месте русского языка, когда официальным государственным языком, согласно Конституции, был объявлен азербайджанский язык, о необходимости сохранения русских школ и так далее.

– Вы правы, это действительно острые, насущные вопросы, которые волнуют все наше общество. В отношении русского языка я всецело за то, чтобы русский язык присутствовал в нашей республике в достаточном и полном объеме. Конечно, не надо забывать при этом, что нашим государственным языком является азербайджанский язык, которым в совершенстве обязан владеть и каждый гражданин нашей страны. Но ни в коем случае нельзя исключать из нашего культурного ареала и русский язык, прежде всего потому, что благодаря русскому языку многие наше сограждане, в том числе и я, приобщились к достижениям русской и мировой культур. Так же как и высшие достижения азербайджанской культуры, литературы и искусства вошли в контекст мировой культуры при посредничестве русского языка. Как ни парадоксально, но сейчас в Азербайджане больше русскоязычных писателей, чем в советское время. Прибавьте сюда еще и русскоязычных азербайджанских писателей, живущих вне пределов своей исторической родины. По сравнению с предыдущими годами в разы увеличилось количество русских изданий, газет, журналов, тиражи которых превосходят тиражи изданий на азербайджанском языке. Вот и у нас в Союзе писателей мы не только сохранили старейший литературный журнал «Литературный Азербайджан», но два года назад наладили выпуск ежемесячного журнала «Мир литературы». Количество русских школ в Азербайджане, если и не увеличилось, то, по крайней мере, не уменьшилось. Лично я не припомню ни одного случая закрытия русской школы. Заслуженной славой в республике пользуется Славянский университет, открыт филиал МГУ в Баку, во многих высших учебных заведениях имеются русскоязычные отделения. К услугам театралов – Русский драматический театр и другие.

– В Азербайджане, насколько мне известно, принято решение о том, что все фильмы должны идти на родном языке. Но зачастую дубляж сделан настолько плохо, непрофессионально, что невольно задумаешься о том, не лучше ли, если бы они шли на русском языке, а перевод был титрованным.

– Я понимаю, что вы имеете в виду. В свое время, будучи депутатом Милли меджлиса, я был одним из инициаторов закона о языке и ратовал за то, чтобы фильмы демонстрировали на азербайджанском языке. Я и сейчас считаю это правильным. Ведь в той же России не идут фильмы на английском, французском или каком-либо еще языке. Вы совершенно правы, что уровень дубляжа порой просто чудовищно непрофессионален, но ведь в этом виновата не идея, а исполнители, которых я бы назвал безответственными, если не безнравственными. Здесь уместнее было бы поднять вопрос о чистоте языка не только в кино, но и на страницах печатных органов и на телевидении.

Вот взять, к примеру, турецкие фильмы. Они не нуждаются в специальном переводе, настолько близки наши языки. Но все-таки отличия есть. И когда по всем телевизионным каналам изо дня в день по нескольку часов прокручиваются турецкие сериалы, вряд ли это будет способствовать целостности и чистоте нашего родного языка. Есть опасность его отуречивания.

Нет языка – нет народа. Это аксиома. Ведь именно язык определяет этническую принадлежность каждого из нас. Основы языка мы впитываем вместе с молоком матери. Не менее важную роль в освоении языка играет и школа. Мне не совсем понятны призывы к сокращению количества русских школ. Дело не в их количестве, а в качестве преподавания. Изучение азербайджанского языка в русских школах не должно быть формальным, как это подчас происходит сейчас, а углубленным, ведь только через язык можно приобщиться к истории народа, к его культуре. Кстати, то же можно сказать и об изучении русского языка в азербайджанских школах. Это очень опасная тенденция, когда часть населения, говорящая на одном языке, перестает понимать другую, говорящую на другом. Помимо того, что это сужает кругозор, препятствует осмыслению исторических корней и традиций, это создает предпосылки раскола в обществе. Все это напрямую связано с проблемой интеллигенции. Ослабло ее влияние на процессы, происходящие в республике. Наша интеллигенция оказалась меж двух огней: с одной стороны, оппозиция обвиняет ее в недостаточной критике власти, а с другой – власть, привыкшая, что все ее действия должны быть стопроцентно «одобрямс», и любую критику, любое независимое суждение воспринимающая как враждебный выпад против нее. Вообще интеллигенция не обязана служить ни власти, ни оппозиции, она служит истине. Интеллигентом может быть лишь тот, в ком духовное превалирует над материальным.

– Но роль интеллигенции в истории неодназначна. Порой она несла в себе разрушительное начало. Чернышевский звал к топору. В годы революции значительная часть интеллигенции пошла в услужение к большевикам…

– Но были Герцен и Толстой, были сотни и тысячи, которые приняли мученическую смерть во имя свободы. Их не сломили тиранические режимы Сталина, Гитлера, Муссолини. Среди них были и писатели, которые понимали всю глубину проблемы. Разве не пророческое видение всей мудрости революции описано в «Бесах» Достоевского. Разве Толстой своими идеями не пытался предотвратить удушающие объятия надвигающейся революции в России. Времена меняются. Конечно, в современном мире роль писателя, его влияние на общественные процессы не таковы, как раньше. Раскол империи, смена общественной формации, появление свободного рынка привели к всевластию золотого тельца. Чего раньше стыдились – богатства, денег, это теперь, напротив, выставляется напоказ как главное достоинство. Масс-медийное искусство, стерев границы дозволенного и недозволенного, породило новый класс полу-олигархов – звезд шоу-бизнеса, которые выдвинулись не столько благодаря таланту, сколько их умелой раскрутке хваткими продюсерами. То же самое произошло в литературе. На смену серьезным произведениям, требующим от читателя немало интеллектуального напряжения, пришли нехитрые детективы и легковесные женские романы. Иногда слышишь, что раз ты писатель, так и пиши то, что пользуется спросом у читателя. Я не хочу принизить творчество Агаты Кристи, ее книги широко раскупаются, но разве от этого она более значительный писатель, чем Марсель Пруст, книги которого подолгу пылятся на полках? В немалой степени такому положению дел способствуют сами условия сегодняшней жизни. Это борьба за выживание, физическая и духовная усталость, недостаток времени, бесконечные стрессы. Поэтому людей хватает только на легкое чтиво. Но не сочтите меня полным пессимистом, появляются интересные писатели, которые находят путь к своему читателю. Которые помнят, как миссию художника определил поэт: «ты вечности заложник, у времени в плену».

– Анар муаллим, я вам задам еще один вопрос, на который вы, если не желаете, можете не отвечать. Есть такая поговорка: кто платит, тот и заказывает музыку. К чему это я? Сейчас творческие союзы Азербайджана, в том числе и Союз писателей, находятся на дотации государства, фактически на содержании у власти. Не означает ли это, что писатели обязаны исполнять социальные заказы этой самой власти?

– Почему же, я отвечу на ваш вопрос. Вот уже 22 года я руковожу Союзом писателей Азербайджана. Из них четыре года приходятся на советское время и 18 уже после обретения Азербайджаном независимости. За эти годы я не припомню ни одного случая прямого давления на наш Союз или на отдельных писателей со стороны правящей верхушки. Более того, в нынешнем аппарате Союза, в его печатных органах немало представителей, которые открыто выступают с критикой власти, и тем не менее никому в голову не приходит лишать их возможности творить и работать из-за их политических убеждений. Для меня всегда главным критерием оценки писательского труда была мера таланта.

Что же касается дотации, могу сказать одно, что если государство дотирует образование, медицину, культуру, то почему же нельзя оказывать финансовую поддержку литературе, одной из важнейших частей культуры, общественного сознания? Хорошо, пусть разгонят Союз, не страшно, будем собираться в чайхане и обсуждать свои литературные дела. А как же быть с журналами. Без журналов нет литературы, без литературы фактически нет языка, по крайней мере, литературного, а без языка – нет народа. Вот к чему сводится помощь писателя со стороны государства. Конечно, всегда были, есть и, наверное, будут конъюнктурщики, угодники, которые, что-то сочиняя, всегда держат в голове мысль, а как это воспримет начальство. Но так о них – отдельный разговор. Я подпишусь под каждой своей строкой, написанной тридцать лет назад и сейчас. Кто, скажите, осмелится что-то заказать Максуду и Рустаму Ибрагимбековым, Эльчину, Натигу Расулзаде, Рамизу Ровшану?! Об этом даже смешно подумать.

– В Москве много ваших соотечественников. Наверное, у вас есть с чем обратиться к ним, что-то им пожелать.

– Прежде всего я хочу передать им всем горячий привет из Баку, где их помнят и любят. Хочу выразить свою огромную благодарность устроителям сегодняшнего показа. В первую очередь посольству Азербайджана в Москве и лично послу Поладу Бюльбюль оглы, обществу азербайджанской культуры «Оджаг», Московскому отделению Союза писателей Азербайджана, моему другу Тофику Меликову, вам Ильхам, всем зрителям. Особый мой привет и наилучшие пожелания читателям газеты «Азербайджанский Конгресс», который я всегда с удовольствием читаю и глубоко уважаю.

Радости, удачи и здоровья всем моим соотечественникам, живущим в Москве.