Март 09th, 2009 | 12:00 дп

Своя рубашка ближе

  • Ирина МАМЕДОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

На чрезвычайном саммите, посвященном экономическому положению ЕС, канцлер Германии Ангела Меркель отвергла план экстренной финансовой помощи Восточной Европе в размере 190 млрд евро. Меркель поддержал премьер-министр председательствующей в ЕС Чехии Мирек Тополанек. Накануне саммита ряд стран Восточной Европы под руководством Венгрии и Польши и при поддержке Австрии потребовали у «богатых» стран ЕС срочно дать им 190 млрд евро экономической помощи на поддержку банковских систем и курсов национальных валют.





Главная проблема расширившегося Евросоюза состояла в объективных противоречиях между «новой» и «старой» Европой. Западная Европа выступала паровозом, который должен был за счет своих ресурсов оплатить повышение уровня жизни и модернизацию изрядно отставшей части континента. Но при этом «новая» Европа, рассчитывая на материальную помощь со стороны старых членов ЕС, очень сильно позиционировала себя как равного по статусу партнера. Да, все страны, по принципам Евросоюза, должны быть равны, но равенство между богатыми и бедными всегда вызывает большие сомнения. Сейчас новая Европа пыталась сыграть, исходя из того, что «все равны», но старая Европа прекрасно понимает, что равны не все. Равенства между Венгрией и Польшей, с одной стороны, и Германией и Францией – с другой, быть не может, поскольку они находятся в абсолютно разных весовых категориях, считает ведущий научный сотрудник ИМЭМО РАН Александр Крылов.

Евросоюз столкнулся, пожалуй, с наиболее показательным кризисом во всех отношениях. Когда на конференциях мы говорили о противоречиях между «старой» и «новой» Европой, то представители восточноевропейских стран обычно воспринимали эти заявления в штыки, объявляя это сознательной политикой Кремля, который пытается таким образом подорвать единство «демократической Европы». А этого единства на самом деле не было. Оно могло бы быть, если бы через много лет экономический уровень Восточной и Западной Европы выровнялся бы. Но в условиях кризиса противоречия, которые объективно были порождены слишком быстрым и поспешным расширением Европы, совершавшимся в угоду политической конъюнктуре, проявились и обострились.

Очень многое будет зависеть от того, насколько глубоким окажется кризис. Если ситуация будет складываться все более сложно, можно ожидать, что Западная Европа станет проявлять в своей политике все больше эгоизма и действовать по принципу «своя рубашка ближе к телу». И это, естественно, вызовет очень бурную реакцию со стороны «новой» Европы.

Восточная Европа многие годы выступала проводником американских интересов. Поэтому она могла бы надеяться на американскую поддержку, однако мы видим, что США в условиях кризиса также не спешат оказывать помощь своим союзникам. Лучезарная картинка, транслировавшаяся многими средствами массовой информации, согласно которой Центральная и Восточная Европа сбросили иго коммунизма и быстро-быстро расцвели, оказывается далеко не такой простой. Есть объективные сложности, преодолеть которые гораздо труднее, чем рассказать о том, что «мы стали цивилизованной Европой». Урок нынешней ситуации заключается в том, что нужно прежде всего рассчитывать на собственные силы, а не на какие-то мифы о единой демократической Европе, о свободном рынке, который решит все проблемы, и о всемогуществе западной демократии.

Очень многие проблемы Восточной Европы возникли от ее подчеркнуто конфронтационной позиции по отношению к России. Если бы эти страны занимались экономическими реформами, а не политическими играми, их положение не было бы таким сложным.