Март 22nd, 2009 | 12:00 дп

Область ценового давления

  • Павел ВОЛОШИН
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Кризис, как ни парадоксально это звучит, имеет свои положительные стороны. Прежде всего речь идет об интересах рядового потребителя. Спад экономики неизбежно ведет к падению спроса, а значит, и к снижению цен на производственную продукцию и сырье. Правда, России, по мнению большинства экспертов, так называемая дефляция не грозит, как не грозит она и Азербайджану. Барьером на пути снижения цен стали монополизм и недостаточное развитие перерабатывающих мощностей.





«Было время, и цены снижали», – заметил в одной из своих песен Владимир Высоцкий. Мировой финансовый кризис вложил новый смысл в известные строки. На мировых рынках полным ходом идут дефляционные процессы: падают цены на сырье, промышленные товары и продовольствие. Например, пшеница подешевела примерно вдвое, цены на молоко упали на 50%, на мясо – на 30–35%, на фрукты – примерно на 20%.

Российская экономика упорно не желает укладываться в «прокрустово ложе» мировых тенденций. Еще в сентябре 2008 года российские производители опустили цены на свою продукцию в среднем на 5% по сравнению с предыдущим месяцем. А в январе 2009-го, по данным Росстата, промышленные цены по отношению к предыдущему месяцу опустились на 2,7% и на 9,2% по отношению к январю 2008-го. Но до российского потребителя это снижение цен производителей не докатилось. Напротив, за первые два месяца 2009 года инфляция в стране составила 3,2%.

Причина необъяснимого с точки зрения экономической науки подорожания остается тайной разве что для российских чиновников. Рядовой потребитель винит во всем продавцов, не способных умерить свои аппетиты. И надо заметить, обыватель оказывается куда ближе к истине, нежели иной чиновник. Достаточно вспомнить, что прослойка перекупщиков и до начала экономического кризиса играла, мягко выражаясь, не самую позитивную роль на российском продовольственном рынке – по пути от производителя к потребителю цены на продовольствие непостижимым образом вырастали от 50% до 300–400%. Теперь, с началом девальвации рубля, многие отечественные торговцы продуктами питания на всякий случай привязали свои цены к доллару, хотя продают и покупают свой товар за рубли. Сказались и антикризисные действия правительства: вливание многомиллиардных сумм в финансовую систему не оживило экономику, но подстегнуло цены. Но главная причина все же не в этом. Российская инфляция носит структурный характер, ее причины – в неразвитости производства и сельского хозяйства, несовершенстве рыночных механизмов (прежде всего в отсутствии реальной конкуренции) и диспропорциях в экономике.

«Нефтяное процветание» сыграло с российской экономикой еще одну злую шутку, дав возможность подавляющей части населения переместиться в непроизводственные сферы. Например, по данным Росстата, только с 2005 по 2007 год число занятых в сельском хозяйстве и в обрабатывающей промышленности сократилось на 5% и 2% соответственно, в то время как в оптовой и розничной торговле и в госуправлении и обеспечении военной безопасности (не считая правоохранительных структур) выросло на 6% и 2,6% соответственно. Впрочем, похожая картина наблюдается и на рынке труда других нефтедобывающих стран СНГ.

Показательна ситуация, складывающаяся сегодня в Азербайджане. Так, на рынках Баку с наступлением весны не наблюдается обычного в такое время года снижения цен. Подешевели только помидоры, а стоимость остальных видов овощей практически не изменилась. Вместе с тем, учитывая закономерное для кризиса снижение уровня доходов населения, приходится говорить о реальном подорожании самых доступных продуктов питания.

Экономисты отмечают, что схожесть процессов, идущих сегодня на внутренних рынках России и Азербайджана, обусловлена не только принадлежностью двух дружественных стран к разряду «сырьевых держав». Как в Баку, так и в Москве главным фактором инфляции остается монополизм в сфере переработки продовольствия и недостаток производственных мощностей. Причем второй фактор имеет особенное значение. Имея собственную базу сырья, держава физически не может насытить свой внутренний рынок продуктами высокой степени переработки. Как результат, продовольственные товары закупаются за валюту, а потому стремительно дорожают. Но если с ценовыми сговорами в агропромышленном секторе и торговле можно справиться административными методами, то спад промышленности можно преодолеть только при помощи целевых бюджетных инвестиций.

Альтернатива при этом открывается безрадостная. Опыт нынешнего мирового кризиса показывает, что страны, развивавшие спекулятивную финансовую сферу в ущерб реальному сектору экономики, терпят сегодня жесточайшие лишения. Не случайно, что первой о своем надвигающемся банкротстве заявила Исландия, ставшая в последние годы центром рискованных банковских картелей. Вслед за северной державой о дефолте может заявить Армения, практически утратившая созданную в годы СССР перерабатывающую промышленность. Первым «тревожным звонком», свидетельствующим о надвигающемся крахе экономической политики Еревана, стала резкая девальвация национальной валюты и ажиотажная скупка населением продуктов питания. Вслед за этим, как предупреждают местные и зарубежные специалисты, может последовать коллапс внутреннего рынка.

Конечно, пример Исландии и Армении нельзя считать типичным. И все же чиновникам Азербайджана и России следовало бы учесть его в своих перспективных планах. Жесткое регулирование цен на рынке продовольствия, к введению которого сегодня призывают отдельные политики, неизбежно приведет к забытому ныне товарному дефициту и очередям. По мнению известного экономиста Евгения Гонтмахера, единственный перспективный путь снижения уровня цен – это борьба с монополизмом производителя, оптовика и торговца во всех его проявлениях. Не менее важна поддержка перерабатывающих предприятий, способных заместить своей продукцией дорожающий импорт. И, наконец, требуется специальная государственная стратегия, включающая в себя давно назревшие меры по диверсификации экономики. Как показывают последние события на мировом рынке, запасы нефти вовсе не обеспечивают устойчивое и беспрерывное развитие державы. Зато продовольственная безопасность государства дает по меньшей мере гарантию от разрушительных социальных потрясений.

 
 
КОММЕНТАРИЙ
 
Председатель Совета Федерации РФ Сергей Миронов:

– Ситуация на продовольственном рынке России становится все более угрожающей. По данным официальной статистики, речь идет о 2-процентном росте цен на продовольствие с начала года. При этом потребители, как следует из результатов февральских соцопросов, чувствуют на своей шкуре все 10% продовольственной инфляции, и ситуация на продовольственном рынке страны выглядит угрожающей и бесконтрольной. Так, в течение года прогнозируется 20-процентный рост цен на импортное продовольствие и импортные компоненты, из которых изготавливаются продукты отечественных марок. А это большинство продуктов на отечественном рынке.

 
* * *

Директор Института глобализации и социальных движений Борис Кагарлицкий:

– Уверен, что российскую экономику в принципе некорректно сравнивать с экономиками США и ЕС. В современной миросистеме Россия играет незавидную роль поставщика сырья для более развитых экономик. А если проанализировать структуру внешней торговли, то окажется, что многие страны с развивающимися экономиками (например, Турция) на фоне РФ будут выглядеть более передовыми.

В предкризисные годы хорошие экономические показатели в РФ обеспечивались почти исключительно за счет высоких цен на энергоносители. Но уже доказано, что в условиях экономического кризиса цены на сырье падают гораздо быстрее, чем цены на промышленные товары. А значит, и последствия кризиса для населения РФ будут более тяжелыми. Не исключаю, что во второй половине 2009 года российские власти могут утратить контроль над инфляцией и она достигнет 25%.