Март 29th, 2009 | 12:00 дп

Черный день календаря

  • Севда ГАСАНБЕКОВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Истоки армяно-азербайджанского конфликта
26 марта 1998 года общенациональный лидер Азербайджана, президент Азербайджанской Республики обнародовал указ, установивший 31 марта Днем геноцида азербайджанского народа. В указе президента говорилось, что с самого начала присоединения Северного Азербайджана к Российской империи царскими властями в течение 1805–1830 годов осуществлялось массовое переселение армянского населения из Персии на его территории, в том числе Эриванского, Нахчыванского, Карабахского ханств, населенных преимущественно азербайджанцами.





Обустроившись на новых местах, переселенцы со временем стали при поддержке официальных властей претендовать на доминирующую роль в регионе. Появились влиятельные политические организации (партии) «Дашнакцутюн», «Гичак», развернувшие среди армянского населения широкое движение под лозунгом «восстановления Великой Армении» на территории Азербайджана, тем самым посеяв армяно-азербайджанскую рознь. Пользуясь революционной смутой 1905–1907 годов, они осуществили кровавые акции против мирного азербайджанского населения, спровоцировав межнациональные столкновения. Подобная политика была продолжена и в период Февральской и Октябрьской революций. Армянская радикальная партия «Дашнакцутюн» в этот период открыто взяла курс на вооруженное давление на азербайджанское население. Спровоцированные ими армяно-азербайджанские столкновения привели к тысячам жертв среди мирного населения.

Как отмечалось в указе президента, дашнакские лидеры добивались осуществления своих захватнических планов «под знаменем большевизма, в союзе с Бакинской Коммуной». Под предлогом борьбы с «контрреволюционными элементами» с марта 1918 года армянские вооруженные формирования стали осуществлять акции массового уничтожения азербайджанцев в Баку и других городах и селах Азербайджана.

«Все трагедии Азербайджана, происшедшие в XIX–XX веках, сопровождаясь захватом земель, – говорилось в указе, – являлись различными этапами осознанной и планомерно осуществляемой армянами против азербайджанцев политики геноцида».

Указ президента Азербайджана был воспринят некоторыми российскими газетами с откровенной иронией. Кое-кто в этом указе усмотрел некую антироссийскую направленность. Но это была неадекватная реакция. Однако завалы исторического беспамятства когда-то надо, наконец, устранять, чтобы лучше понимать, что откуда берется, откуда растут корни нынешнего карабахского конфликта. И это было сделано упомянутым Указом, государственным документом, расставившим в этом вопросе все точки над «i». Проблема в том, что трагические события в армяно-азербайджанских отношениях, происходивших вплоть до 20-х годов XX века в их подлинном, реальном свете, до сих пор все еще остаются малоизвестными читающей публике России. Впрочем, все советские годы предыстория современного карабахского конфликта практически замалчивалась и в самом Азербайджане, дабы не возбуждать межнациональные антипатии, неприязненные армяно-азербайджанские отношения. В Армении же, напротив, идея «воссоединения» ее с Нагорным Карабахом и Нахчыванью культивировалась без оглядки на цензуру и трагические уроки начала XX века. Однако опыт новейшей истории карабахского конфликта последних 20 с лишним лет неопровержимо свидетельствует: армяно-азербайджанскую трагедию 1918-го и других годов нельзя было замалчивать, а глубоко и, главное, честно разобраться, осмыслить, сделать выводы, направленные на созидание мирных, взаимовыгодных отношений. Если бы в Армении и Нагорном Карабахе глубоко и критически осмыслили уроки тех событий, их последствия, то не пришлось бы вновь наступать на те же грабли, с повторившимися трагическими последствиями. Как указывается в упомянутом документе, лишь достижение независимости Азербайджанской Республикой «сделало возможным воссоздание объективной картины исторического прошлого нашего народа. Раскрываются засекреченные, долгие годы находившиеся под гнетом запрета истины, выявляется подлинная суть сфальсифицированных в свое время фактов. Геноцид, неоднократно осуществленный против азербайджанского народа и не получивший в течение длительного времени должной политико-правовой оценки, является одной из таких нераскрытых страниц истории». За годы независимости азербайджанские ученые, историки заново открыли и воссоздали трагические, кровопролитные эпизоды истории азербайджанского народа, против своей воли втянутого в межнациональный конфликт.

«АК» ежегодно отмечает трагическую годовщину мартовских событий 1918 года. Однако на страницах армянских изданий, распространяемых в России, систематически публикуются многочисленные статьи, и сегодня обосновывающие территориальные притязания Армении не только на захваченные и силой удерживаемые азербайджанские территории, но и на другие земли Азербайджанской Республики. Болезнь иллюзорного исторического реванша все еще не дает покоя апологетам «Великой Армении». Поэтому в рамках газетного формата мы еще раз решили обратиться к этой многосложной, но абсолютно очевидной истории.

Политическое движение за восстановление «древнего армянского государства» начиналось и широко развертывалось за пределами России и Закавказья – в Османской империи. Европейские державы, в том числе и Российская империя, оказывали поддержку этому движению, рассматривая его как один из инструментов расшатывания и будущего раздела дряхлеющей империи. Однако в какой-то момент, почувствовав неуверенность в положительном решении армянского вопроса в Турции, лидеры военизированных армянских политических организаций решили расширить географию своей борьбы за создание армянского государства, распространив ее на Восточное Закавказье, то есть на Азербайджан. Объективным свидетельством этих тенденций являются признания вице-консула России в Турции В.Ф.Маевского, писавшего в 1915 году, что дашнаки, «заливая кровью своих же собственных собратьев» в Турции, перенесли свою деятельность и в Закавказье. Другой автор, Кариби, называет этот период «самым несчастным моментом в истории нашего края, население которого жило в мире и согласии. Пришли дашнаки – принесли национальную ненависть» (цит. из книги Т.Кочарли «К истории карабахского вопроса». Баку, 2009. С. 79). Упомянутый Маевский, не раз анализируя ситуацию в крае, приходил к выводу, что «беды, постигшие наше Восточное Закавказье, могли приходить… как от преступного бездействия власти, так равно и от преступной деятельности главных деятелей смуты – «Дашнакцутюна». Но главную ответственность он возлагал на дашнакских лидеров (там же, с. 80).

Февральская революция резко обострила национально-колониальные проблемы, обнажившие циничную порочность колониальной политики как таковой и преступную и чреватую трагическими последствиями ее переселенческой политики. Революция активизировала массовое движение народов Российской империи за автономию, обретение политических свобод. Характерной особенностью политической ситуации в Закавказье в этот период явилось несовпадение целей и устремлений азербайджанского и армянского национальных движений.

Проблемы начались сразу же после переселения армян из Ирана в результате Туркменчайского договора, когда армянам были предоставлены в собственность владения азербайджанских помещиков и собственников. И к тому же времени относится утверждение, высказанное известным русским писателем и выдающимся дипломатом А.С.Грибоедовым в докладе своему начальству, который, наблюдая за выполнением этого царского предписания, отмечал, что подобное переселение ущемляет интересы местных ханов и беков, которые справедливо опасаются, что армяне, временно поселенные на их землях, останутся там навсегда. Он же, позже, сумел аккумулировать свои наблюдения в послании русскому императору: «Ваше величество, ни в коем случае не позволяйте армянам селиться на центральных русских землях. Это такой род, который, прожив там несколько десятков лет, объявит всему миру, что это их исконные земли!!!»

Задачей настоящей статьи является рассказ всего об одной из страшных страниц в истории армяно-азербайджанских отношений, начавшихся с извечных претензий переселенных армян на захват чужой, в особенности «мусульманской», территории, находящейся в окружении христианских народов.

…Шел 1918 год. За плечами были бесконечные попытки отторгнуть от Азербайджана как нагорную часть Карабаха, так и другие азербайджанские земли, приютившие на свою беду армянских переселенцев. В новых условиях в политике Временного правительства и во вновь созданном после Октябрьского переворота Закавказском сейме в большей степени верховодили армянские националисты. Наблюдалось открытое противодействие руководства Сейма формированию наряду с созданными грузинскими и армянскими вооруженными отрядами азербайджанских национальных военных соединений. Так, с легкой руки большевистско-дашнакских лидеров (вот ведь парадокс!) Бакинским Советом и руководителями Закавказского сейма были открыты все шлюзы для разворачивания очередных, но уже масштабных операций по этнической чистке территорий с азербайджанским населением. Первой на очереди была чистка будущего центра «возрожденной» Армении «от моря и до моря» – Эриванская губерния (бывшее Эриванское ханство), в которую также было переселено большое количество армян. С 17 по 21 февраля 1918 года армянские вооруженные формирования стерли с лица земли 21 населенный пункт, разграбили и уничтожили 197 азербайджанских сел! Естественно, что после установления относительного спокойствия в регионе уцелевшим азербайджанцам не дали возможности вернуться к своим очагам.

Эта карательная операция была «генеральной репетицией» перед мартовскими событиями, происшедшими в Баку и приведшими к гибели более 12 тысяч ни в чем не повинных мирных людей.

Если попытаться выявить все-таки, какой эпизод послужил-таки поводом для кровопролитной акции дашнакских вооруженных соединений, то можно твердо утверждать, что это было решение азербайджанских национальных сил во главе с партией «Мусават» выступить за предоставление Азербайджану национально-территориальной автономии. Всего-то – автономии! Это спутало все карты дашнакам в их притязаниях на азербайджанские земли. Однако тут армянским националистам очень повезло: образование азербайджанской автономии было неприемлемо не только для дашнаков, занимавших ключевые позиции в руководстве Бакинского Совета рабочих депутатов и уже мысленно включивших азербайджанские земли в состав будущей «Великой Армении», но и для большевиков, считающих идею азербайджанской автономии главным препятствием на пути распространения своего господства по всему Азербайджану.

В это время во главе Бакинского Совета стоял один из самых одиозных большевистских лидеров С.Шаумян, который не скрывал своего крайне враждебного отношения к самому принципу права наций на самоопределение. Резко критикуя его за подобные взгляды, Ленин еще в 1914 году писал ему: «Не стыдно ли российскому марксисту стоять на точке зрения армянского курятника?.. Из-за армянской слепоты Вы становитесь подручным Пуришкевичей и их национализма».

Итак, большевики нуждались в реальной военной силе, которую могла предоставить им своими военными формированиями партия «Дашнакцутюн». Теми самыми, которые обладали немалым опытом военных действий, приобретенным в составе русской армии на фронтах Первой мировой войны и на бесчисленных военных провокациях против местного населения Азербайджана.

Баку подходил для этой цели более всего. Во-первых, потому, что именно он был центром национального движения Азербайджана, в уничтожении которого крайне были заинтересованы большевики и кровно – дашнаки. Во-вторых, Баку был промышленным центром не только Закавказья, но и главным поставщиком топлива для всей российской промышленности и транспорта. И, наконец, в-третьих, именно в силу этих причин большевики рассматривали Баку в качестве опорного пункта для распространения своей власти в Закавказье. Тем более что закавказское правительство пресекло попытки большевиков захватить власть в Грузии. И уже теперь большевики не могли упустить власть в Баку. Фактически в Баку решался вопрос жизни и смерти большевистской власти в Закавказье.

Этот факт, а в особенности то, что у азербайджанцев не было никаких воинских формирований (с момента вхождения в Российскую империю в русскую армию не брали призывников из числа мусульман, мотивируя их ненадежность нехристианским вероисповеданием, и вследствие этого запрещали, в отличие от армян и грузин, любые воинские формирования, что подтверждают и зарубежные, и советские исследователи), как нельзя лучше играл на руку армянским дашнакам.

Армянское население города, заблаговременно предупрежденное, запасалось огнестрельным оружием и боеприпасами. Были заранее составлены списки состоятельных азербайджанцев города с точными адресами их квартир, офисов, предприятий и торговых точек. Нужен был только повод. И он нашелся. 27 марта на пароходе «Эвелина» в Баку прибыли офицеры и солдаты конного полка бывшей Кавказской дивизии (во главе с генералом Талышинским) для участия в похоронах своего боевого товарища, сына известного азербайджанского предпринимателя и филантропа Г.З.Тагиева Мамеда Тагиева. После похорон прибывшие намеревались на том же пароходе отбыть обратно в Ленкорань. Однако руководители Бакинского Совета не дали согласия на отбытие судна. Откровенно не замечая ситуацию в городе, кишащем многотысячными армянскими формированиями, представители Баксовета предъявили ультиматум нескольким десяткам азербайджанских военнослужащих немедленно, в 24 часа сдать оружие исполкому Бакинского Совета. Это было поводом спровоцировать азербайджанцев на ответные действия, чтобы развязать, наконец, войну против не готового к бойне мирного населения.

Чтобы оградить азербайджанцев от очевидной провокации, эта группа военнослужащих решила добровольно сдать оружие, что, естественно, вызвало беспокойство азербайджанского населения, требующего одновременно разоружить и армянские многотысячные формирования. Однако это, разумеется, не входило в большевистско-дашнакские планы. Сигналом к выступлению для них стал ими же спровоцированный обстрел конного отряда Красной армии армянскими солдатами, поскольку идея спровоцировать на военные действия азербайджанцев была провалена. Началась небывалая крупномасштабная военная акция в азербайджанских кварталах Баку, которая уже к вечеру распространилась по всему городу по всем правилам военных действий. Практически невооруженному мирному населению противостояли регулярные армянские части, поддерживаемые большевистскими формированиями, которые также состояли преимущественно из армян-фронтовиков под началом руководителя штаба Красной армии в Баку, полковника бывшей царской армии, члена партии «Дашнакцутюн» З.Аветисяна (!). Азербайджанские кварталы были подвергнуты бомбардировкам, использовались аэропланы и корабли Каспийской флотилии, ведущие прицельный огонь по мирным жителям города, в том числе женщинам и детям. Жертвами мартовских событий 1918 года в Баку и его окрестностях стали более 12 тысяч мирных жителей, преимущественная часть которых погибла не на улицах города и даже не в ходе боевых действий, а в собственных домах и квартирах.

Бесчеловечность убийц и мародеров привела в ужас русских солдат, являвшихся участниками боевых действий. Один из них впоследствии так описал бесчинства и зверства дашнаков: «Они убивают мирных мусульман… Мы бессильны это остановить. Это не люди, а звери, алчущие крови и добычи». Погромы продолжались при полном попустительстве Бакинского Совета рабочих («армянских») депутатов. Азербайджанцам отказали даже в святом праве похоронить родных и близких.

Это был бесспорный акт геноцида мирного азербайджанского населения. Даже меньшевики в своей газете «Наш голос» квалифицировали действия дашнаков как национальную резню. Пытаясь впоследствии отмежеваться от происшедших жестоких бесчинств над мирным азербайджанским населением, С.Шаумян пытался все свалить на армянские формирования, к «услугам» которых прибегли большевики, впрочем, добавив, что «…победа настолько велика, что это мало омрачает действительность». Невиданный цинизм!!! Хотя… Впоследствии, пытаясь хоть как-то оправдать преступления большевиков-дашнаков в Баку, советские историки писали, что «Бакинскому Совету ничего не оставалось, кроме как искать поддержки одной национальной группы (читать: армянской) в борьбе против другой и использовать имеющиеся национальные противоречия». Какие тут нужны разъяснения!

Баку, как древний Вавилон, населен представителями десятков народов, испытавших всю доброжелательность, толерантность азербайджанского народа, заверенную многочисленными свидетельствами. Хочется подчеркнуть, что и тогда, в ходе мартовских событий, несмотря на огромные масштабы преступлений в отношении азербайджанцев, и сегодня, когда продолжается карабахская трагедия, азербайджанцы всегда были и остаются далеки от недостойных замыслов мести и реванша. Это отнюдь не означает, что азербайджанцы примирились с потерей 20% исконной территории. Они ее вернут. Пером или мечом, но не карателя, а освободителя.