Март 29th, 2009 | 12:00 дп

С кораблей – на бал

  • Алигусейн ШУКЮРОВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Тысячи заполярных азербайджанцев, за многие десятилетия сроднившихся с Севером и считающих себя северянами, стараются не забывать добрый обычай предков. Вот и 19 марта 2009 года в ЗАТО Североморске Мурманской области был зажжен традиционный огонь Новруза. Собрались по преимуществу военные моряки-азербайджанцы – и офицеры, и мичманы, и контрактники, связавшие свою судьбу с Северным флотом. Все с семьями, детьми, близкими и дальними родственниками.





Капитан 3 ранга Юсиф Акберов недавно вернулся из дальнего похода на крейсере «Петр Великий», где служит в боевой части механиком. Когда-то его, окончившего Бакинскую нефтяную академию, призвали служить на Северный флот лейтенантом (в вузе была военная кафедра), да так и остался южанин на флоте, обзавелся семьей, растут сын и дочь.

– Нелегко моим домашним привыкнуть к долгим разлукам, – смеется механик, – но вот семье моего однофамильца Араза Акберова, мичмана-связиста на «Адмирале Чабаненко», ждать его из похода пришлось еще дольше. «Чабаненко» в этот раз ходил по морям на пару месяцев больше нас.

Во времена Советского Союза, где все мы жили, к счастью, без видимых границ между республиками, именно призыв на Северный флот становился для многих азербайджанцев поворотным пунктом в биографии. Еще в 1988 году призвали в Заполярье в военно-морскую авиацию Аббаса Асланова, мы с ним выросли в Масаллинском районе: он в селе Гаргалыг, а я в Гасымлы. И по сей день продолжает службу теперь уже старший прапорщик-авиатехник Аббас. И молодую жену Валиду привез сюда с родины, и две дочки, уже школьницы, родились за полярным кругом, и младший сын бегает в детсад.

А вот Камал Байрамов, проходивший службу еще четверть века назад в Полярном на минном тральщике, и ездить за женой далеко не стал, влюбился в местную русскую девушку. Теперь интернациональная семья с двумя сыновьями живет в поселке Росляково, где Камал многие годы после дембеля работает плотником на судоремонтном заводе.

Но вернемся к празднику. Еще за три недели до наступления Новруза азербайджанские семьи в Североморске начали проращивать зерна пшеницы, и теперь молодые зеленые побеги в чащах стали одним из главных украшений. Чем не символ весны и плодородия, согласитесь! Женщины готовят народные кушанья, в особом почете – сладкая выпечка, халва, сухофрукты.

Но и кулинарные изыски далеко не главное. Как и у всех других народов России, наши праздники имеют древнюю нравственную основу. В дни Новруза принято мириться и прощать и вообще всячески демонстрировать свое сожаление о ссорах, если они случались в минувшем году.

Самым же красивым атрибутом праздника считается разведение костра, символизирующего солнце. Вокруг него водят хороводы, поют песни, молодежь даже устраивает состязания по прыжкам через пламя.

– Разводить огонь на улице мы не стали, чтобы не тревожить горожан, – поясняет Мубариз Елчуев, ныне директор ресторана, где проходил праздник, в прошлом матрос «Мурманрыбпрома». – Но без живого огня никак не обойтись! Поэтому решили совместить нашу народную традицию с традицией северной, морской. Зажгли на подносе чистый спирт!

Предпринимателем в сфере общественного питания Мубариз Давуд оглы стал, можно сказать, по воле обстоятельств. Когда в конце 90-х «Мурманрыбпром» развалился и рыбаки остались без работы, он взял в аренду помещение бывшей столовой, восстановил его, отремонтировал и превратил в популярную в Североморске точку общепита. Как очевидный факт общественного признания ресторатор хранит благодарственное письмо губернатора Мурманской области господина Юрия Евдокимова «за инициативу и личный вклад в социально-экономическое развитие Мурманской области».

Ну и какой же праздник без аксакала! Старейшим в Североморске азербайджанцем оказался Рафик Аншабович Маджитов. Полвека назад его после окончания Бакинского рыбопромышленного техникума распределили на Северный бассейн. И 35 лет бакинец отходил рыбмастером и технологом на плавбазах «Профессор Баранов», «Севрыба», «Хлобыстов», «Витус Беринг». По сей день ветеран вспоминает свой последний рейс на БАТе «Лапшенков»:

– Мы тогда сменили экипаж в Перу, половили у берегов Южной Америки скумбрию, а потом в Северном и Баренцевом морях – треску и палтуса. Хорошее было время! Пять лет мой портрет висел на доске почета рыбаков возле Дома культуры имени Кирова…

Как все переплелось в азербайджанских семьях! Жена ветерана-рыбака, до выхода на пенсию работавшая бухгалтером в областном драмтеатре, и супруга директора ресторана, окончившая Мурманское педучилище и работавшая воспитателем в детских садах, оказались родными сестрами. Вот и перебрался Рафик Аншабович к свояку в Североморск.

Среди праздничных кушаний на столе и самое желанное, присланное с берегов Каспийского моря – настоящий каспийский сазан, национальное рыбное блюдо кутум.

– Наверное, это ваша любимая рыба? – спрашиваю я аксакала, подкладывающего мне кусочек этого обязательного на азербайджанском праздничном столе угощения.

Старейший мурманский рыбак улыбается:

– Я уже давно и навсегда полюбил морского окуня. В Баренцевом море эта рыбка самая вкусная, уж поверь мне.