Апрель 05th, 2009 | 12:00 дп

«С Востока свет…»

  • Гюляра АГАСИЕВА
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

Всем известна крылатая фраза «Восток – дело тонкое». И дело это становится тончайшим, кружевным, когда речь заходит о Востоке в творчестве великой поэтессы Анны Ахматовой.





Творчество этого большого Поэта – а именно так называла себя Анна Андреевна – долгое время вызывало разноречивые отклики и оценки современников, от резких до восторженных. И именно в это время в русской поэзии зазвучала редкостная по своей красоте, очень доверчивая к читателю и в то же время лапидарная, скупая и напряженная женская нота. Поэзия А.Ахматовой сверхиндивидуальна уже потому, что это – поэзия женщины. По утверждению психологов, женщина более чувствительна, восприимчива, ранима, чем мужчина, а мир женских чувств и эмоций неизмеримо сложнее и богаче. Видимо, именно этим обстоятельством и можно объяснить тот факт, что распутать, вернее, разгадать секрет тонких восточных кружев Анны Ахматовой, вникнуть в их природу, постичь их происхождение взялась женщина с не менее тонкой структурой души, увлеченный ученый-литературовед, автор многочисленных трудов по азербайджанско-русским литературным взаимосвязям Людмила Самедова. Итогом ее «женских» наблюдений поэтических кружев русской поэтессы стала прекрасная книга «Восточные мотивы в творчестве Анны Ахматовой», изданная на русском языке в бакинском издательстве «Элм».

Публикация такой книги – свидетельство быстро меняющегося мира, непрерывно развивающейся и постоянно меняющейся художественной культуры. Ни одна литература не способна развиваться в замкнутом пространстве, не испытывая влияния и веяния других. Яркий диалог двух культурных миров, Запада и Востока, происходит постоянно. И искусство ХХ столетия вобрало в себя культурные достижения предшествующих эпох и разных цивилизаций. О своей любви к Востоку на рубеже ХIХ–ХХ веков откровенно признавалось большинство представителей русской культуры. Одни искали восточные духовные ценности, стремились понять иные культуры, другие мечтали почерпнуть на Востоке силы для «дряхлеющей» европейской культуры, третьи видели для России возможность особой «синтетической» духовности, в которой плодотворно соединятся восточная мудрость и европейская цивилизация. Акмеизм, представителем которого была и А.Ахматова, черпал вдохновенные образы в экзотике восточных стран. Свободным переложением восточной поэзии был увлечен Н.Гумилев, первый муж А.Ахматовой, восточные мотивы слышны и в творчестве В.Хлебникова, главы литературной группы футуристов-будетлян. М.Волошин, собираясь в Париж, писал: «В Париж я еду, чтобы, познав европейскую культуру, отбросить все европейское и, оставив все только человеческое, идти учиться к другим цивилизациям, «искать истины» – в Индию и Китай». Таким образом, Восток, обогатив культуру Серебряного века, открыл новые горизонты духовной жизни России.

Л.Самедова прослеживает эволюцию восточных поэтических традиций, проникших в русскую словесность, скрупулезно и с женской дотошностью, целенаправленно изучает истоки их появления в творчестве А.Ахматовой. По убеждению азербайджанского литературоведа, Восток, став частицей духовно-эстетического мира поэтессы, дал новую жизнь таким граням ее творчества, как тематика, стиль, поэтика. Лирика А.Ахматовой открывает качественно новый, своеобразный Восток, живущий только в ее поэзии. Женская интуиция и логика серьезного исследователя позволяют Л.Самедовой убедительно говорить о том, что в силу особенностей своего происхождения, биографии, перипетий жизненного пути, специфики художественного мышления Анна Ахматова, в отличие от других поэтов своего времени, была в значительной степени подготовлена к восприятию Востока. Об этом свидетельствует осуществленный Л.Самедовой анализ художественной, научной и переводческой деятельности поэтессы, где ярко проявился ее самобытный талант. Благодаря усилиям ученого поэтический мир А.Ахматовой предстает перед нами во всем богатстве ассоциаций, во всей самобытности творчества и характера поэтессы.

Мир Востока воспринят и воплощен поэтессой как сложное художественное единство, в котором сплетаются древние сказания и живые люди.

Красота Азии приобретает в изображении А.Ахматовой еще и великую восточную мудрость, издревле присущую великим философам и поэтам Востока, с произведениями которых поэтесса была хорошо знакома, о чем свидетельствует ее активная переводческая деятельность. Как бы ни был сложен творческий путь А.Ахматовой, азербайджанский литературовед смогла почувствовать его и передать читателю.