Апрель 12th, 2009 | 12:00 дп

Когда лекарство хуже болезни

  • Александр ЮГОВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

От мигрантомании к ксенофобии: правозащитники фиксируют рост экстремистских преступлений
Печальная летопись роста волны ксенофобии и экстремизма, захлестнувшей Россию и ее столицу в последние годы, продолжается. По большей части жертвами агрессии становятся мигранты, поскольку именно они часто ассоциируются у населения со сложностями, привнесенными мировым финансовым и экономическим кризисом. Как бороться с негативом? Это обсуждали в агентстве Интерфакс на пресс-конференции члены Общественной палаты РФ и представители прокуратуры.





По оценке директора Московского бюро по правам человека Александра Брода, в последние месяцы «наиболее остро встал вопрос мигрантомании». Необходимо, чтобы «власть четко знала, в какой области могут быть полезны мигранты, и не видела в них только источник распространения инфекционных заболеваний».

Брод обратил внимание на то, что не только власть, но и простые граждане негативно относятся к мигрантам. В частности, он привел данные исследований службы «Левада-Центр», согласно которым 22% респондентов ответили, что мигрантов нужно ликвидировать, а 21% – полностью изолировать от общества.

«Жестокость в отношении мигрантов стала нормой», – заключил Брод. Только за три месяца этого года на почве ксенофобии было совершено 67 нападений, в результате которых 21 человек погиб, а 65 – тяжело ранены. По этому поводу он и его коллеги по Общественной палате Николай Сванидзе и Сергей Ряховский акцентировали внимание на важности форума, который пройдет 22 апреля в Общественной палате и будет посвящен ситуации с ксенофобией.

Между тем Генеральная прокуратура РФ не согласна с тревожными оценками правозащитного сообщества.

«Статистика экстремистских проявлений у нас более скромная», – заявил на пресс-конференции замначальника управления Генпрокуратуры РФ по надзору за исполнением законов о федеральной безопасности, межнациональных отношениях и противодействию экстремизму Алексей Жафяров. Он объяснил это тем, что «экспертное сообщество любое нападение на представителя нацменьшинств расценивает как нападение из ксенофобских соображений, в то время как прокуратура до выяснения мотивов в ходе следствия классифицировать это нападение таким образом не может».

Жафяров сообщил, что, согласно данным Генпрокуратуры, по итогам 2008 года было зарегистрировано 460 преступлений экстремистской направленности, что на 30% больше, чем в 2007 году. «Однако, – подчеркнул он, – рост этих статистических показателей в значительной степени обусловлен изменениями в законодательстве, по которым в целом ряде статей Уголовного кодекса добавились дополнительные квалифицирующие признаки. Всплеска преступлений экстремистской направленности в прошлом году не наблюдалось: в 2007 году рост числа таких преступлений был выше». Вместе с тем Жафяров отметил, что «кризисная ситуация в экономике прогнозируемо повлияет на рост экстремистских проявлений».

Он также сообщил, что в прошлом году в России иностранными гражданами было совершено 53 тыс. преступлений, что примерно на 8% больше, чем в 2007 году (50 тыс.). Общее количество преступлений, совершенных в России в прошлом году, – более 3 млн.

По оценке Жафярова, те группировки, которые совершают преступления экстремистского толка, «складываются в основном через интернет, где идет поиск единомышленников в соответствующих блогах». В связи с этим «необходимо найти адекватные механизмы для того, чтобы остановить поток идеологической подпитки экстремистских настроений, который идет через интернет».

Жафяров согласился с тем, что методы соответствующей профилактики необходимо разрабатывать при поддержке Общественной палаты и правозащитного сообщества, иначе «подобные предложения всегда будут наталкиваться на опасения введения цензуры свободы слова».

По его мнению, возможно, нужно искать выход в создании «механизма самоцензурирования интернета». «Поставщик услуг должен озаботиться этой проблемой прежде всего», – сказал Алексей Жафяров.

Тем временем в Общественной палате РФ выступают против усиления цензуры в СМИ и интернете под лозунгом борьбы с распространением экстремистской идеологии. «Нужно избегать лекарства, которое может быть хуже болезни. Нельзя ударяться в крайности, связанные с введением жесткой цензуры в СМИ и интернете. Мы получим еще одну проблему – еще дальше за Можай загоним свободу слова в нашей стране», – заявил на пресс-конференции тележурналист Николай Сванидзе.

По подсчетам Московского бюро по правам человека, в настоящее время в российском сегменте интернета действует свыше 1,5 тыс. сайтов радикального, нацистского характера. Большое количество таких сайтов есть и в США, и в Швеции, – заметил Александр Брод, добавив, что в ряде стран существуют эффективные методы борьбы с этим явлением. В Австрии, например, авторы сайтов по отрицанию Холокоста были приговорены к достаточно жестким срокам лишения свободы. По мнению правозащитника, Россия должна присоединиться к Европейской конвенции по борьбе с киберпреступностью. «В этом документе, – отметил Брод, – очень четко прописаны понятия расизм, ксенофобия, дискриминация в интернет-пространстве и механизмы международного сотрудничества, в частности по привлечению к ответственности провайдеров, размещающих такие радикальные экстремистские материалы».

 
 
Кстати
 

По данным Генпрокуратуры, в России действуют объединения граждан, проповедующих экстремистские взгляды, которые формально действуют в правовом русле. При этом они балансируют на грани, и очень трудно доказать их переход за черту. Для мониторинга интернет-пространства в Санкт-Петербурге создан интернет-пост, работающий в ежедневном режиме. По его результатам, провайдерам направляется информация о существовании интернет-ресурсов, допускающих экстремистские проявления, с предложением решить вопрос о расторжении соответствующих договоров и закрытии соответствующих ресурсов. И в принципе, как правило, они идут навстречу, подчеркнули в Генпрокуратуре России.