Апрель 12th, 2009 | 12:00 дп

Пятьдесят на пятьдесят

    1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
    Loading ... Loading ...

    Директор Центра по изучению постсоветского пространства, главный редактор информационного портала «Вести Кавказа», политолог Алексей Власов, давший интервью Vesti.az, уверен: «Азербайджану нужно продолжать занимать максимально жесткую позицию в вопросе возможного открытия границы между Турцией и Арменией».





    – Несмотря на однозначные заявления президента и премьер-министра Турции о том, что граница Турции с Арменией не будет открыта до решения карабахского конфликта, все же какова вероятность ее открытия в свете активных обсуждений данной тематики?

    – Я бы сказал, что 50 на 50. То есть вероятность ее открытия равна по значимости вероятности того, что она все же по ряду причин не будет открыта. В некоторых СМИ развернута мощная информационная кампания, что само по себе свидетельствует о том, что дыма без огня не бывает и, значит, этот вопрос рассматривается на очень серьезном уровне как один из вариантов.

    – Чем вы обосновываете 50% вероятности открытия границы?

    – Тем, что возможен такой вариант торга, при котором границы все-таки открываются, а Армения, в свою очередь, начинает процесс возвращения Азербайджану части оккупированных ею азербайджанских районов.

    – Как это увязать с тем, что глава МИД Армении заявляет об отсутствии на повестке турецко-армянских отношений вопроса Карабаха в принципе?

    – Откровенно говоря, в ситуации на Южном Кавказе я бы не рассматривал заявления статусных людей даже столь высокого ранга, которые даются в ответ на прямо поставленные вопросы, как истину последней инстанции. Здесь, вполне возможно, ведется очень серьезная дипломатическая игра.

    – Президент Азербайджана Ильхам Алиев отказался от участия на конференции в Турции, совершив тем самым демарш в знак протеста против планов по открытию границы. Как этот факт и вся информационная кампания, развернутая по данному вопросу, может повлиять на весь спектр азербайджано-турецких отношений?

    – Я думаю, что если осуществится один из вариантов, согласно которому армяно-турецкая граница откроется в обмен на возвращение Азербайджану оккупированных Арменией районов, то можно констатировать, что для Ильхама Алиева это будет очень мощный пиар. Практически тем самым будет сделан первый серьезный шаг на пути к окончательному решению нагорнокарабахского вопроса. При этом все остальные вопросы отойдут на второй план. Но, для того чтобы добиться этого, азербайджанской стороне нужно продолжать занимать максимально жесткую позицию, демонстрируя тем самым, что любой торг, любой обмен здесь уместны только и только тогда, когда национальные интересы Азербайджана будут соблюдаться, равно как и интересы всех сторон, которые участвуют в ситуации на Южном Кавказе, в том числе и вокруг Нагорного Карабаха.

    – Считаете ли вы, что ситуация вокруг Нагорного Карабаха должна служить краеугольным камнем в армяно-турецком диалоге или все-таки Турция и Армения способны обойти этот вопрос в своих отношениях?

    – Я думаю, вторые 50% как раз допускают тот вариант, при котором Анкара пойдет на разблокирование границы, так и не получив никаких гарантий от Армении в отношении своего партнера и союзника, которым является для Турции Азербайджан. В этом случае нужно понимать, что отношения между Турцией и Азербайджаном могут в достаточной степени ухудшиться. Это явно не в интересах Анкары, которая претендует на то, чтобы играть роль модератора в южнокавказском переговорном процессе, поэтому я думаю, что такое решение было бы крайне сомнительным. Поэтому в любом случае Турции необходимо учитывать позицию и Азербайджана, и других игроков на ЮжноКавказском направлении.

    – Как вы полагаете, к чему на данном этапе склонна турецкая сторона? Открыть границы с Арменией, вынося за скобки армяно-азербайджанское урегулирование, или…

    – У турецкой стороны есть некий план, возможно, уже согласованный с американской администрацией Барака Обамы. Видимо, данный план заключается в том, чтобы использовать вопрос разблокирования границы как первый шаг в подвижке к выстраиванию новых реалий безопасности на Южном Кавказе, в том числе и решение вопроса, связанного с Нагорным Карабахом. Но весь вопрос в том, каковы гарантии этого и есть ли они на самом деле у Анкары, Вашингтона и даже Москвы? Гарантии касательно того, что стороны реально на практике будут выполнять те обещания, которые они дают.

    – Президент США Барак Обама, выступая в турецком парламенте, заявил, что должны быть предприняты шаги для открытия границы и решения карабахской проблемы. Не усматриваете ли вы в этом контексте, что вопрос границы и Карабаха обнаруживает себя в некой связке?

    – Да, вполне. Это один из планов. Скорее всего это часть плана, который Обама предложил Анкаре и, судя по всему, нашел там понимание, иначе эта позиция не была бы публично озвучена. Обама все-таки новопринятый в мировом сообществе американский лидер, он еще присматривается к своим партнерам и союзникам, и если бы этот вопрос изначально не оговаривался с Анкарой, то такого публичного заявления американского президента не было бы.

    – Говоря о возвращении Азербайджану его районов, вы имеете в виду семь районов вокруг Нагорного Карабаха, оккупированных Арменией?

    – Да, совершенно верно. Здесь очень важен еще один момент – о каких районах в плане идет речь? Это будет иметь значение. Есть районы, имеющие стратегическую значимость в военном отношении, которые дают определенные преимущества на случай возникновения конфликта в Нагорном Карабахе. То есть речь может идти не просто о районах, хотя это тоже сам по себе символический шаг к урегулированию нагорнокарабахского конфликта, а точная их локализация и уточнение, о каких районах может идти речь в данном случае. Это вопрос, который будет неоднократно нуждаться в серьезном осмыслении и уточнении. Пока, как я думаю, даже если мы полагаемся на оптимистический сценарий, то скорее всего стоит ожидать не конкретных решений, а некой декларации, протокола о намерениях, потому что уточнения и согласования будут идти еще очень и очень долго.