Февраль 28th, 2010 | 12:00 дп

«Театр – моя душа!»

  • Расим БАБАЕВ
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars
Loading ... Loading ...

– говорит народный артист Азербайджана, актер театра и кино, артист Азербайджанского академического национального драматического театра Гаджи Исмайлов
– Я родился 22 января 1944 года в Баку, в Ичери шехер. Едва открыв глаза, увидел памятники древнего города, среди которых и рос. Учился я в 190-й школе, где и состоялось мое первое выступление на сцене. Вместе с другими учениками я посещал школьный драматический кружок, которым руководил Тофик Исмайлов, ставший впоследствии известным кинорежиссером, народным артистом Азербайджана.





В школьные годы я искренне радовался, можно сказать, в двух случаях. Во-первых, когда у нас были уроки физкультуры, а во-вторых, когда нас всем классом водили смотреть спектакли в Театр юного зрителя. В те годы я активно занимался различными видами спорта, играл в футбол, волейбол, занимался боксом, борьбой, фехтованием. Параллельно с этим посещал драматический кружок Лютфи Мамедбекова во Дворце культуры имени 26 бакинских комиссаров. Со временем интерес к актерскому искусству возобладал над любовью к спорту, и я решил после окончания школы поступать на актерский факультет театрального института, то есть в сегодняшний университет культуры и искусства.

Поступить в институт мне удалось только с третьей попытки.

В 1970 году меня приняли в труппу Азербайджанского академического национального драматического театра, и с тех пор я уже сорок лет играю на ее сцене.

А в 1976 году известный режиссер Расим Оджагов собирался снимать художественный фильм «День рождения». Он случайно увидел меня. Были назначены кинопробы, которые были признаны успешными. В результате меня утвердили на роль Мустафы в фильме. Съемки продолжались до 1977 года, и, если не ошибаюсь, 26 января 1978 года состоялся премьерный показ художественного фильма «День рождения» по Общесоюзному телевидению. А затем фильм демонстрировали по Азербайджанскому телевидению, в среднем 8–10 раз в год. Участие в этой картине принесло мне известность киноактера среди широкой зрительской аудитории.

Я снялся примерно в двадцати картинах. Пять из них («Перед закрытыми дверьми», «Храм воздуха», «Другая жизнь», «О Стамбул, Стамбул!», в том числе и «День рождения») стали продуктом совместной деятельности Рустама Ибрагимбекова и Расима Оджагова. Снимался я также и в картинах других режиссеров. В хорошо знакомых кинозрителям «Украли жениха», «Дорожном происшествии», «Мерзавце». И параллельно с этим развивалось и мое театральное творчество. Я был занят практически во всех запоминающихся постановках театра, исполнял в них главные роли.

Хочется отметить, что первым зрителем фильма «День рождения», еще до его премьерного показа на весь Союз, стал Гейдар Алиев. Картина ему очень понравилась, и, выступая на очередном пленуме партии, он посоветовал его участникам обязательно посмотреть фильм. В 1980 году за роль Мустафы в фильме «День рождения» я был удостоен звания гауреата Государственной премии Азербайджана. Торжество по этому случаю проходило на сцене Азербайджанской государственной филармонии имени Муслима Магомаева с личным участием руководителя Азербайджана Гейдара Алиева. А в 2000 году Указом президента Азербайджана мне было присвоено звание народного артиста Азербайджана.

Помню, в годы детства мы посещали кинотеатры «Вэтэн» и «Азербайджан», где в то время демонстрировалось военное кино.

В то время люди жили бедно. Отец на большие праздники – на 1 Мая, 7 Ноября – дарил мне по рублю. И эти деньги были очень большой для меня суммой. На этот рубль я покупал четыре пирожка с печенью, два-три стакана семечек, а на оставшиеся 30–40 копеек покупал билет и шел смотреть кино. Это было для меня самым большим праздником.

У нас был радиоприемник «Родина», который мы слушали с огромным интересом, ведь в то время еще не было телевизоров. И вот однажды утром по радио объявили о том, что Сталин умер. Тогда я еще был совсем ребенком. Но, увидев слезы на глазах старшего брата, я присоединился к нему и начал плакать. Был траур, нам казалось, что наступил конец света.

Мои родители прожили долгую жизнь, отец умер в возрасте 95, мама – 85 лет. Мой отец был моряком, работал и механиком, и боцманом, и помощником капитана корабля, отдав более сорока лет своей жизни управлению Каспийского пароходства.

– Несколько лет назад мы с другом пошли в крепость на поминки нашего общего знакомого. Затем я предложил товарищу проведать мой родительский дом. Однако когда я оказался на той улице, где прошло мое детство, то увидел, что на месте моего родного дома стоит новое здание, в котором сегодня располагается итальянское посольство. По соседству с этой территорией располагается дворец Ширваншахов. Мое детство прошло в этом дворце. В те годы он еще не был заповедником, и мы вместе с соседскими ребятами вдоль и поперек излазили все крепостные стены, помещения дворца Ширваншахов. Здесь есть протяженные подземелья, и сегодня на въезде в Ичери шехер со стороны одноименной станции метро имеется вход в подземелье, которое до сих пор неизвестно куда ведет. Там очень много таких подземных ходов, которые куда-то ведут. Помню, как в детстве вместе с ребятами оказался в одном из таких подземелий, по которому мы шли очень долго, но вынуждены были остановиться, так как оно уходило под воду.

Прежний Баку был удивительным. Это был очень тихий город, и сравнивать столицу того времени с современной очень трудно. В то время Баку состоял из старой крепости Ичери шехер, Чемберекенда, Баилова, «Черного города», а также «Кемюрчу мейданы» или «Бешмэртэбэ».

Помню, когда я еще был ребенком, в центре города по второму и одиннадцатому маршрутам ходили трамваи. Мы тогда были детьми и на ходу запрыгивали в них. Однажды со мной приключилась удивительная история. От площади Аздрамы или от «Бешмэртэбэ» ходил трамвай № 2. Вместе с другими ребятами я догнал его и собирался запрыгнуть в него. И когда я попытался схватиться за поручень средней двери, нога соскользнула с подножки.

Трамвай ехал, и я думал: не дай бог отпустить руки, и тогда я окажусь под колесами, на рельсах. И в этот момент спасение пришло в лице проходившего по улице военнослужащего, который, завидев издали эту картину, догнал трамвай и, схватив меня за корпус, оторвал от поручней. К слову, в детстве я был очень шаловливым мальчиком, обожал бегать по верху крепостных стен. 

Мы целыми днями напролет гоняли мяч. Можно сказать, что в футбол в то время играли буквально на каждом углу. Тогда из таких вот уличных футболистов и вырастали большие мастера. Я думаю, что это были самые светлые и беззаботные годы моей жизни.

А сегодняшний Баку приобретает новую красоту, становится более современным. Появляются новые парки, красивые здания, благоустраиваются дороги, улицы. Город развивается, и это очень радует.

Именно в театре я встретил свою любовь – моя будущая жена работала в составе технического персонала нашего театра. Мы поженились, у нас двое детей – сын и дочь. Любовь – это очень светлое чувство.

Любовь появилась вместе с рождением человека. Не испытавшего любовь человека трудно назвать полноценным.

Мы очень часто гастролировали по различным районам Азербайджана. Как правило, летом, в июне-июле, осуществлялись наши гастрольные поездки продолжительностью 20–30 дней в различные регионы республики. Гастроли были зональными. Мы тогда были молоды, и гастрольные поездки доставляли нам несказанную радость, это было праздником для нас.

А время творческих поездок началось для нас с обретением нашим государством независимости, которая повлекла за собой открытие границ. Если не ошибаюсь, впервые наш театр отправился с большой гастрольной поездкой в Турцию в 1990 году. Нас очень горячо встретили. А в 1994 году я опять оказался в Турции, где в течение месяца снимались «турецкие» эпизоды художественного фильма «И посещение, и торговля».

Нас было трое друзей – я, Адалят Зиядханов, занимающийся сегодня режиссурой в Театре музыкальной комедии и других театрах, и Гурбан Алекперов, работавший вместе с нами в разных театрах. К большому сожалению, Гурбан рано ушел из жизни. Также рано ушел из жизни мой хороший приятель, мой тезка Гаджи Халилов.

Я не могу жить без театра. Бывают, конечно, дни, когда мне не удается прийти в театр, и тогда мне кажется, что в такие моменты я что-то безвозвратно теряю. Меня тянет в театр даже тогда, когда у меня нет выступлений. Правда, и кино для меня представляет особое значение. Кино – это моя любовь, но театр – это моя душа.