Январь 20th, 2012 | 11:00 пп

Вспоминая «черный январь»

    1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars 5,00/5 (1)
    Loading ... Loading ...

    20 января 1990 года советская власть расстреляла наш город… и подписала себе смертный приговор, в декабре 1991-го СССР рухнул
    Сколько бы ни прошло лет, но в Азербайджане никогда не забудут эту дату. Не забудут ее и друзья Азербайджана. Вот только несколько воспоминаний о том, как пережили 20 января 1990 года самые разные люди.

    Абузар БАГИРОВ, писатель

    То, что делали в те дни мы, московские азербайджанцы, было нашим человеческим и гражданским долгом. Тогда многие азербайджанцы в гневе и ярости хотели выйти на московские улицы. В первые часы не было никакой информации о произошедшем в Баку, и никто не знал, сколько там жертв, живы ли их близкие, ходили слухи о десятках тысяч убитых. Если бы на улицы Москвы вышла разъяренная толпа, это могло привести к трагическим последствиям. Приходилось успокаивать людей, объяснять им, что так нельзя, что бесполезно доказывать свою правоту, воюя с простыми москвичами. Малейшая провокация – азербайджанцы подтвердили бы навязанный им имидж экстремистов и погромщиков. Мы сделали что смогли. А именно – смогли разорвать информационную блокаду, организовать толпу и не дать ей натворить бед, не дать поставить на азербайджанцев клеймо экстремистов. 

    Я тогда прямо говорил, что если те, кто смог поднять оружие на мирный советский город и на часть советского народа, останутся безнаказанными – это может повториться в Москве. Всего через три года так и случилось. 

    Надо изменить отношение к тем событиям и сам формат дня скорби. Можно организовать шествие по тому же маршруту, что в январе 1990 года. Хватит келейно собираться и жаловаться друг другу на жизнь. В этом нет никакого смысла.

     
     
    Тарана ИСМАИЛОВА, жительница Баку

    Был поздний вечер. Мы отмечали день рождения. Гости уже почти все ушли, мы разговаривали, пили чай. Вдруг раздался грохот, стрельба, в воздухе появилось множество светящихся точек. Дети с радостными криками бросились на балкон – они подумали, что это фейерверк. Но до того мы с мужем несколько лет провели в Тегеране, в разгар ирано-иракской войны, и я знала, что такое трассирующие пули! Я бросилась за детьми, накричала на них и заставила лечь на пол. Через некоторое время стрельба немного затихла. Мама тут же заявила, что идет на работу (она работала врачом). В городе что-то случилось, будут раненые, нужна ее помощь, это ее долг. Как мы все ни старались, мы не смогли уговорить маму отказаться от ее решения.

    Она отработала в больнице всю ночь – убитые и раненые поступали беспрерывно. Утром главврач велел маме идти домой и отдохнуть. И рядом с больницей ее настигла шальная пуля. Мама осталась жива, но потом долго болела. Спасибо, помог один замечательный московский врач – сделал операцию, благодаря которой мама смогла прожить много лет.

     
     

    Манаф АГАЕВ, в 1990-м – заведующий отделом культуры, науки и образования постпредства Азербайджанской ССР при правительстве СССР

    Рано утром я узнал о событиях в Баку. Когда я пришел в постпредство, у дверей уже собирались люди. В основном это была наша молодежь, ребята, которые учились или работали в Москве, потом стали подходить представители интеллигенции.

    Мы начали обзванивать соотечественников. На тот момент мы не могли получить никакой информации из Азербайджана – полная информационная блокада. Позже телефонная связь была восстановлена, и мы все кинулись звонить в Баку – нашим родным, друзьям, знакомым. Только тогда выяснились ужасающие подробности произошедшего – как Советская армия открыла стрельбу по мирным жителям, по окнам многоэтажек, случайным прохожим, как танки давили автомобили вместе с людьми и расстреливали кареты «скорой помощи», как Баку обстреляла Каспийская флотилия, о сотнях убитых и раненых …

    Первым делом мы решили провести пресс-конференцию для советских и иностранных журналистов, чтобы довести до СМИ и общественности правду о событиях в Баку – официальная пресса не давала правдивой информации. Был создан оргкомитет, в состав которого вошли представители московской азербайджанской интеллигенции. Целью его деятельности было распространение информации и проведение демонстраций протеста. В тот же день состоялось шествие азербайджанцев к ЦК КПСС. Затем были шествия к зданию правительства СССР, Министерства обороны и телецентру «Останкино» – с требованием правдивой информации о бакинских событиях. Нас принял министр внутренних дел. Мы говорили с ним о варварском уничтожении мирного населения и о том, что, прекрасно зная о конфликте между азербайджанцами и армянами, в Баку направили части из Ростовской области, Краснодарского края и Ставрополья, в которых значительную часть военнослужащих составляли армяне. Они в первую очередь и расстреливали мирных жителей. 

    В западные посольства были направлены пресс-релизы.

    В течение 20 января и последующих дней к постпредству приходили люди, приносили цветы, делали записи в «тетради памяти». Тогда в постпредство на пресс-конференцию пришел Гейдар Алиев, который дал интервью иностранным журналистам.

    Особо хочу отметить азербайджанскую молодежь, которая первая откликнулась на трагические события, когда их исторической родине понадобилась помощь. Пришли в постпредство, предлагали помощь, писали тексты транспарантов, помогали организовывать демонстрации. С лучшей стороны показала себя и интеллигенция – тогда все старались сделать все, что могли.

     
     
    Сергей КАРА-МУРЗА, политолог

    Как раз в 1990-м я был в Баку – защищал там диссертацию и общался с бакинцами. Если бы не та поездка, я бы и не знал, что произошло. Думаю, «черный январь» был репетицией аналогичных актов-спектаклей по всей стране – в Вильнюсе, Риге, Москве… Но если в Москве достаточно было просто покататься танкам, чтобы шокировать общество, то в Баку режиссерам было необходимо массовое убийство. Есть специфика спектаклей в зависимости от времени и места, но в общем одна и та же схема.

    Но в Баку перестарались. Было слишком много жертв. Кровавый спектакль мог произвести обратный эффект. Если бы к этим событиям привлекли внимание общественности, это могло бы стоить и без того непопулярному Горбачеву его поста. А для окончательной ликвидации СССР его необходимо было продержать у власти хотя бы еще год.

     
     

    Из выступления Гейдара Алиева на собрании 21 января 1990 года в постоянном представительстве Азербайджанской Республики в Москве

    – Меня привела сюда трагедия, случившаяся в Азербайджане. Я узнал об этом вчера утром и, естественно, остаться равнодушным к этому событию не смог. Пришел сюда прежде всего для того, чтобы здесь, в постпредстве, которое является небольшим островком азербайджанской земли в Москве, выразить свое соболезнование всему азербайджанскому народу в связи с трагедией, повлекшей большие жертвы. Я прошу постоянного представителя Азербайджана в Москве довести мои слова, глубокую скорбь, искренние соболезнования азербайджанскому народу. К сожалению, сейчас не располагаю другой возможностью. Что касается событий, происшедших в Азербайджане, то считаю их антиправовыми, чуждыми демократии, полностью противоречащими принципам гуманизма и строительства в нашей стране правового государства. На протяжении двух лет продолжается межнациональный конфликт между Азербайджаном и Арменией, который возник в связи с событиями в Нагорном Карабахе и вокруг него. Если в начале возникновения осложнений в Нагорном Карабахе были бы предприняты необходимые меры, прежде всего высшим политическим руководством страны, то сегодня мы не наблюдали бы эскалации напряженности и потерь и той военной акции, которая была предпринята в ночь с 19 на 20 января 1990 года. Резервы политического урегулирования положения в Азербайджане были. Руководство Азербайджана, а также высшее политическое руководство страны не использовали возможности политического урегулирования вопроса, диалога с народом. К каким трагическим последствиям это привело, теперь уже хорошо нам известно, и все причастные к этой трагедии должны понести наказание.

     
     
    Хроника «черного января»

    9 января. Сессия Верховного Совета Армянской ССР, рассматривавшая вопросы плана и бюджета на 1990 год, включила в сферу своего влияния планы социально-экономического развития НКАО.

    11 января. Президиум Верховного Совета Азербайджанской ССР осудил эту акцию, расценил ее как грубое нарушение суверенитета республики.

    13–14 января. В Баку провокаторами устроены массовые беспорядки. Первый секретарь ЦК Компартии Азербайджана собрал Бюро ЦК на экстренное совещание.

    15 января. ВС СССР издал Указ «Об объявлении чрезвычайного положения в Нагорно-Карабахской автономной области и ряде других районов».

    17 января. Власти запретили публикацию ультиматума Народного фронта Азербайджана (НФА) о немедленном созыве чрезвычайной сессии Верховного Совета АзССР, к забастовке присоединились работники типографий.

    19 января. Здание телецентра в Баку окружено пикетчиками. Перед зданием ЦК КП Азербайджана разворачивается многотысячный митинг против введения чрезвычайного положения в ряде районов Азербайджана.

    20 января. Ночью в Баку по приказу министра обороны СССР Дмитрия Язова были введены войска. Массовый ввод войск в город начался в 00 час. 00 мин. Формирования Сухопутных, Военно-морских, Военно-воздушных и Воздушно-десантных войск Союза ССР, а также Войск специального назначения КГБ и МВД СССР вошли в город, сметя кордоны и расстреляв тех, кто был рядом с ними.

    22 января. Чрезвычайная сессия Верховного Совета АзССР приняла постановление «Об отмене чрезвычайного положения в Баку». Была создана депутатская комиссия по расследованию произошедших событий.

    В Баку состоялись похороны погибших в братской могиле на аллее парка имени Сергея Кирова, который с того дня стал именоваться Аллеей шехидов. В траурной процессии приняли участие до миллиона человек.

     
     
    Список потерь

    В ночь с 19 на 20 января 1990 года до объявления населению о введении чрезвычайного положения в Баку было убито 82 человека и 20 человек смертельно ранено.

    После объявления чрезвычайного положения 20 января и в последующие дни был убит еще 21 человек. В районах, где чрезвычайное положение не вводилось, а именно в Нефтечале и Ленкорани, 25–26 января было убито 10 человек.

    В общей сложности в результате неконституционного ввода войск в городе Баку и районах Азербайджанской Республики было убито 133 человека и ранено 744. Кроме того, в результате специальной войсковой операции был незаконно арестован 841 человек и 5 человек пропало без вести.

    Как отмечают независимые эксперты, среди мирных жителей, убитых в ходе ввода войск в Баку, большинство составляли женщины, дети и старики, а также работники «Скорой помощи» и милиции. Военнослужащими Советской армии были разгромлены и сожжены 200 домов и квартир, 80 автомашин, в том числе и машин «скорой помощи», уничтожено государственного и личного имущества в общей сложности на 5637286 тогдашних советских рублей.

     
     
    Алла АХУНДОВА
     
    * * *
    Нагорный парк.
    Ряды могильных плит.
    Бакинский ветер,
    плачущий навзрыд.
    И цвета крови несмываемой гранит.

    И лица тех, кто под гранитом спит.

    И каждое лицо мне говорит:

    – Ханум! Вот ты – жива… А я – убит.

    А кто убит – не умер… Обманули!
    Но почему всех убивают пули?
    И никого не убивает стыд?
     
    * * *
    Праздник водосвятия Йордани.
    Красная кровавая заря…
    Господи, ты был в Азербайджане
    Девятнадцатого января?
     

    В светлый праздник Твоего Крещенья,

    Как же Ты позволил убивать? Господи!

    Прости мне прегрешенье –
    Все прощая – это не прощать.
     
     
    Ильхам БАДАЛБЕЙЛИ
     
    Когда плачут мужчины

    Сотни братьев моих и сестер никогда не увидят солнца,

    не вдохнут полной грудью свежий ветер морской.

    Спят как дети. И во веки веков из них ни один не проснется.

    Сотни братьев моих и сестер, – вот и выпал вам вечный покой.

     

    Я в стихах воспевал красоту этой девушки юной,

    не измерить мне скорбь даже морем застывших слез.

    Младший брат мой на таре играл, но порвали звучащие струны,

    и последним движением губ «мама!» – брат мой тарист произнес.

     

    Нерожденные дети земли моей восстанут из пепла однажды

    и предъявят нам счет, строгий счет за нерожденье свое.

    Вы сумели ль понять, генерал, человек не рождается дважды,

    как посмели на жизнь вы направить страшных танков своих громадьё.

     

    «Храбрый воин», – в России мать тебя называла «сыночек»,

    и к добру призывала тебя, и учила добру и любви.

    Ты же миру явил смерти злобный и яростный прочерк,

    и отмеченный кровью, сам теперь утопаешь в крови,

     

    Отчий край мой, я знаю, что к жизни воспрянешь ты снова,

    будет строгим твой суд, справедливым – твой приговор.

    Мать-земля, верю, сбросишь с себя ты оковы,

    Но сегодня я плачу. СОТНИ БРАТЬЕВ МОИХ И СЕСТЕР!