Август 01st, 2013 | 05:57 пп

«Между азербайджанцами и армянами нет разницы»

  • Contact online
1 Star2 Stars3 Stars4 Stars5 Stars 5,00/5 (2)
Loading ... Loading ...

Алекпер Алиев – писатель. Родился и вырос в Баку. Учился в Стамбуле. Пишет на азербайджанском, русском, турецком. Год назад, вместе с семьей был вынужден покинуть Азербайджан, поскольку не захотел более каким-либо образом соприкасаться с властью в стране, ее репрессивным механизмом, устал жить в страхе и тревоге за себя и своих близких. Сейчас он с семьей в Швейцарии. Учит немецкий язык, готовит к публикации на немецком очередной роман.

В Армении писатель известен активным вовлечением в миротворческие проекты первой половины нулевых и романом «Артуш и Заур» о дружбе армянина и азербайджанца из Баку, которых разделила карабахская война. За этот роман к обвинениям в симпатиях к армянам добавились угрозы в адрес писателя, усилились и стали носить перманентный характер. Перспектива оказаться за решеткой, в частности после романа «Сары гелин», была неминуемой: вокруг стали сажать оппозиционеров, нелояльных к власти публицистов, журналистов, блогеров, студентов.

- Какая разница между азербайджанским писателем в Азербайджане и за его пределами? Твое слово не потеряло вес или наоборот?

- Я не позиционирую себя как азербайджанского писателя. Не потому, что не желаю отождествлять себя с Азербайджаном или азербайджанским народом, а потому что сегодня границы и национальность не имеют никакого значения в искусстве. Другое дело, что вне Азербайджана меня знает узкий круг читателей, коллег и издателей, в Азербайджане же осталась моя стабильная, читательская аудитория.

Слово не может потерять вес, если оно сказано вовремя, в нужном месте, имеет конкретного адресата и цель. И без разницы, откуда оно было высказано. Кстати, за пределами страны начинаешь все меньше и меньше зацикливаться на ее проблемах. Хочешь не хочешь начинаешь избавляться от местечковости, очищаться, пытаешься осмыслить новую среду, освоится в ней.

Здесь я продолжаю писать, изучать язык, занимаюсь бытом. Думаю, скоро меня просто перестанут заботить внутреазербайджанские проблемы. К сожалению или к счастью – все к этому и идет. Проблемы страны мне кажутся неразрешимыми. Говорю со всей ответственностью – Азербайджан и наш регион в целом это болото. Абсолютно всё – стены, люди, власть – в совокупности душат человека. Конкретно о Баку могу сказать, что в этом городе сконцентрирована черная энергетика. Говорю, основываясь на личном опыте, – в этом городе невозможно дышать в полную грудь. Страна нуждается в большой чистке, которую в обозримом будущем никто не осилит.

- Что тебя больше всего раздражало, раздражает в Армении?

- Три коротких вояжа не достаточны для категоричных суждений о раздражителях в Армении. Да, происходили события явно раздражительные. Например, оскорбительные реплики из зала во время моего выступления. С другой стороны, я понимал, что передо мной сидят люди с промытыми мозгами и винить их особо не в чем. Тем более это было время, когда Рамиль Сафаров только зарубил Гургена Маркаряна, и некоторые армяне отказывались понимать мой с Эльмиром Мирзоевым визит в их город. Поэтому хотели уточнить, нет ли у меня за пазухой топора.

- Почему ты перестал участвовать в проектах по примирению армян и азербайджанцев?

- Меня перестали приглашать. Видимо, решили, что пользы от меня никакой. А если честно, я не считаю обязательным участие в миротворческих проектах. Это всегда возможность увидеться с друзьями, выпить, поговорить – не более того. Миротворчество должно быть в помыслах, словах, деяниях человека. Сегодня очень просто стать пацифистом – просто не культивируешь армянофобию внутри семьи, в кругу друзей, среди коллег, не встаешь в знаменитую позу перед агитпропом, не доверяешь жутким историям про кровопийц армян – и ты нормальный, здоровый человек. Только так, каждый может внести свой вклад в дело примирения народов. Нужно начинать с себя.

- В чем принципиальная разница между армянами и азербайджанцами, между обществами двух стран?

- Я много говорил и писал на эту тему, проводил многочисленные параллели – нет между нами разницы. Признаюсь, мне нравится так думать, так говорить вопреки существенной разнице в вероисповедании, языке, этнической принадлежности. Но обратите внимание – всё это ведь явление фольклорное. А фольклор не может, не должен провоцировать раздор и вражду. Это просто смешно.

Когда я говорю что, «между азербайджанцами и армянами нет разницы», и в Азербайджане и в Армении начинают стонать от досады. Это доставляет мне удовольствие. И я говорю – «Вот еще одно свидетельство в пользу моих слов. Вы действительно одинаковы, если оба оскорбляетесь от сравнения друг с другом».

- Зачем армянам и азербайджанцам мириться?

- Интересный вопрос. Можно его поставить по-другому – а кто им разрешит мириться? Сами подумайте. Кто такие армяне и азербайджанцы, чтобы решать будут они жить в мире и согласии, или нет? Проявление воли – великая роскошь для наших народов. С этим, я думаю, никто не поспорит.

До тех пор пока армяне и азербайджанцы находятся на поводу у внешних и внутренних центров влияния, ненависть будет нарастать, и мир в регионе не установится никогда. По крайней мере, до тех пор пока он не будет выгоден нашим хозяевам из Кремля и Госдепа.

- Не кроится ли за разговорами о Кремле и Госдепе желание свалить вину людей и обществ на третьи силы?

- Это не теория заговора, а очевидная истина. Настолько очевидная, что мне даже неудобно приводить аргументы в ее подтверждение. Ты же не веришь в сказки про «суверенный путь развития», «самостоятельность» и «независимую политику»? Между прочим, эти сказки тоже приготовлены в Кремлевской кухне и широко применяются на местах, в бывших перифериях. Метрополия, чуток видоизменившись, продолжает оставаться метрополией. Что до Госдепа, именно на его игле «прав человека» и «демократии» и сидит весь регион. Доза регулируется в виде ежегодного отчета по «Состоянию прав человека и свободы слова».

Не подумай, что я снимаю ответственность с плеч армян и азербайджанцев, выставляя их ангелами. В этом затянувшемся на четверть века конфликте они виновны в первую очередь.

- И если представить, что стороны смогут решать свои вопросы без посредников, зачем им мириться?

- На эту философскую тему желательно порассуждать в кругу хороших людей, с косяком в руке.

«Зачем мириться нашим народам?». Могут вообще не мириться, что они и делают уже третий десяток лет. Мне как-то по барабану. И не только мне. Потребность в общении с соседями каждый из нас удовлетворяет по-своему. Нигде в мире азербайджанцы и армяне не оглядываются назад, когда принимают решение о дружбе, построении бизнеса и даже создании семьи. Но если этим первобытным народам комфортно мирно сосуществовать заграницей, в индивидуальном порядке, но враждовать и тотально отрицать друг друга в регионе – это их выбор, их судьба, их несчастье. В конце концов, каждое миротворческое начинание, когда-то устает и умывает руки.

- В какой Южный Кавказ, в какой Азербайджан ты вернешься?

- У меня нет уверенности в том, что когда-нибудь я вернусь в Азербайджан. В нынешний точно не собираюсь. В Грузию приезжаю периодически для встреч с друзьями, коллегами из трех республик. Ностальгировать не получается – нет для этого времени и причин.

Не вижу альтернативы Южнокавказской Конфедерации. Эта модель – моя утопия. Тема, на которую не люблю спорить, идея, которую не желаю обосновывать. Увижу я эту конфедерацию или нет – покажет время.

- Чей Карабах?

- Исторический аспект конфликта меня, как разумного человека, не интересует совсем. Почему эти понятия взаимоисключающие? А потому что человек разумный не станет жертвовать будущим ради каких-то там сомнительных басен про автохтонность и историческое право. Не интересно и все.

Пусть Карабах станет столицей Южнокавказской Конфедерации, тогда отпадет нужда в подобных вопросах. Сегодня же он ничей.

Источник: http://www.contact.az/docs/2013/Culture/080100044460ru.htm#.UfooFKzcMxE